главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Поднимать вопрос о женском священстве равносильно участию в разрушении Церкви



«В ноябре 2002-го года во Франции состоялся XI конгресс Православного братства в Западной Европе. Главной темой съезда ставилась задача создания в ближайшем будущем единой поместной Церкви «по образу единства Троицы». Церкви с единственным богослужебным языком, одним митрополитом. С единой, но многонациональной паствой. А на круглых столах и в рабочих группах обсуждались вопросы экуменизма и религиозного фанатизма, молитвы в повседневной жизни. И – участия женщин в жизни Церкви. Женского служения, – говорится в репортаже «Вестей». – Секцию вела славист из Сорбонны, жена протоиерея Николая Лосского Вероника Лосская. Докладчики напомнили слушателям, что в Церкви I–VIII веков существовал институт диаконисс: женщин, несших служение в Церкви. И сообщили, что первое упоминание о диакониссах есть в Послании к римлянам апостола Павла: "Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской" (Рим. 16:1). А в Апостольских постановлениях прямо говорится: "в некоторые дома нельзя послать к женщинам мужчину диакона, из-за неверных: посему, для успокоения помысла нечестивых, пошли туда женщину диакониссу". К женскому служению относились настолько серьезно, что рукоположение (постановления) диаконисс совершал епископ в присутствии пресвитеров, диаконов и других диаконисс. Обряд постановления описан в канонах Первого Никейского собора (325 года), Халкидонского собора (451 года), а также в Кодексе Барберини (780 года) и соответствует таинству рукоположения. 

Прошло чуть больше 15 лет и в Pew Research Center решили узнать, как относятся к появлению женского священства в поместных православных Церквах. Конечно, эта тема возникала порой в православных или светских кругах, но с саркастическими, а то и резко негативными оценками самой идеи женского служения. И довольно быстро сходила "на нет". Однако исследование PRC показало, что Православные Церкви приблизились к "женскому вопросу" намного стремительней, чем можно было предположить. 

Тут надо пояснить, что Pew – известный исследовательский центр, предоставляющий информацию о социальных проблемах, общественном мнении или демографических тенденциях во всем мире. Центр проводит изучения семи областей: политики, журналистики и СМИ, интернета и технологий, религии и общественной жизни, тенденций в Латинской Америке, международных отношений, социальных и демографических тенденций. 

Стоит также отметить, что исследование Pew Research Center посвящено не одному лишь вопросу о женском священстве. Оно действительно интересно, поскольку рассматривает позицию Православия в христианском мире по нескольким параметрам от процентного соотношения православных, католиков и протестантов до того, насколько действительно важна вера гражданам постсоветского пространства. 

И все же один из вопросов - женское священство. Возможно, этот пункт не стоил бы отдельного упоминания, если бы не то обстоятельство, что, согласно аналитическим данным, в России к приятию женского священства готовы 39% граждан. И это уже немало (например, в Грузии думать о появлении женщин перед престолом в алтаре готовы лишь 9%, а в Болгарии – 33%). А, во-вторых (что важнее), согласных с женским священством столько же, сколько и противников этой перспективы. 

Выяснилось, что половина православных респондентов, готовых прийти к женщине на исповедь, – это значительно больше, чем в остальных странах, на территории которых представлена Православная Церковь (правда, за исключением Эстонии, исторически являющейся одной из наименее религиозных стран в мире). 

То есть половина опрошенных, готовых услышать? как женщина-дьякон дает возгласы с амвона, как женщина-священник совершает Евхаристию и управляет приходом. И, вероятно, осознающих, что в случае пострига, эта женщина может стать епископом и управлять епархией... 

Страна, кипящая непримиримостью с женщиной, отказавшейся от семьи и рождения детей ради карьеры, презирающая женщину за рулем, где до сих пор священники могут объявить, что на причастие идут «сначала дети, потом, мужчины и после них все остальные» оказалась более готова к революционной реформе, чем Греция, Грузия, Сербия, Румыния. 

Готова пока, безусловно, только на словах. Поскольку, как отметил руководитель информационной службы Синодального отдела религиозного образования и катехизации иеромонах Геннадий (Войтишко), "канонический и догматический строй Церкви не определяется на референдумах". 

Отец Геннадий прав: ждать появления женщин в ризах в ближайшее время не стоит. 

Кстати, участники секции, рассуждающей о женском служении в 2002-м году к финалу дискуссии подошли в крайне эмоциональном состоянии. Примирила всех ведущая. Отметив, что Церковь, безусловно, не готова к подобным реформам, Вероника Лосская сказала очень важную вещь. Для женщин наивысшим примером служения всегда будет Богородица, никогда не думавшая требовать особого положения, но чье влияние было настолько велико, что невозможно этого не замечать и не считаться с ней».
 

Поднятую проблему анализирует в интервью «Русской народной линии» известный сектовед, руководитель Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий им. А.C. Хомякова протоиерей Олег Стеняев: 

Мы, православные, верим во всеобщее священство. Как сказано в Библии, царское священство – это все крещенные и миропомазанные. Но кроме всеобщего священства, у нас есть сугубое трехчинное священство – диаконат, пресвитериат, епископат. Женщины совершают служение матери. В Церкви и в женском сообществе служение матери не менее значимо, чем служение отца. В некотором смысле мать больше занимается воспитанием ребенка, в то время как отец является добытчиком. Нет целесообразности давать женщинам какие-нибудь дополнительные функции. В Древней Церкви был институт диаконис, но они не священнодействовали, а готовили девиц и женщин к крещению, занимались вопросом переодевания перед самим таинством. В человеческом сообществе женщина занимает серьезное положение, поэтому нет смысла в том, чтобы навешивать на нее дополнительные регалии. 

Надо понимать, что быть священником в Церкви – это не привилегия, а серьезная ответственность и обязанность. Само по себе священство – это инструментарное служение: священник не является ни совершителем таинств, ни источником благодати – он, как металлический желоб, по которому стекает вода. Поэтому благодать преподносится даже через недостойных священнослужителей. Быть матерью – это великое служение. Женщина должна дорожить такой возможностью. В Библии прямо сказано: Женщина спасается через чадородие. Мы не видим в Библии ни намека на женское священство. Это неоправданное самочиние. 

Как правило, к священству стремятся женщины нетрадиционной сексуальной ориентации. Не познав великого назначения женщины – материнства, такие женщины пытаются напялить на себя отцовство, что несвойственно самой природе. 

С одной стороны, священство не дает никаких привилегий, а с другой стороны, – итак женщина занимает высокое положение. А в духовной иерархии, Пресвятая Богородица, представительница женского пола, вообще поднялась выше ангелов, архангелов, херувимов и серафимов. Жены должны с радостью об этом помнить. Женщины-священницы – это духовные трансгендеры. 

Источник: Информационное агентство «Информ-Религия»






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.