главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Наши православные предки отстояли право молиться и жить по святоотеческому Юлианскому календарю


   В начале XX в. некоторые Поместные Православные Церкви под влиянием масонов перешли на новый календарь, который до конца нынешнего столетия полностью совпадает с календарем, принятым папой Григорием в XVI в.
    Но православным христианам хорошо известно, что новый стиль – это старая уловка врагов Православия, которая ныне просто преподносится нам в новой привлекательной упаковке. Чтобы удостовериться в правдивости этих слов, обратимся к Русской истории.

   В 1582 г. папа Григорий XIII обнародовал буллу (от 13 февраля) о введении нового календаря, известного теперь как Григорианский. Польский король Стефан Баторий по просьбе католического ордена иезуитов издал указ, чтобы новый календарь был принят в Польше и Литве всеми его подданными, не только католиками, но и иноверцами, и в том числе православными. Латиняне не могли не воспользоваться таким благоприятным случаем. Они надеялись, что если православные примут новый календарь и, следовательно, начнут праздновать свою Пасху и другие подвижные праздники вместе с ними, то это послужит первым шагом на пути дальнейшего религиозного сближения и соединения. Но православные не согласились принять новый календарь взамен святоотеческого Юлианского, хорошо понимая, что вопрос касается их церковного обряда и Веры и потому не может быть решен светской властью.
   Главный покровитель Православия в Польше князь Константин Константинович Острожский поспешил обратиться к Цареградскому Патриарху Иеремии и просил его наставлений. Иеремия вместе с Александрийским Патриархом Сильвестром прислал князю в конце того же 1582 г. послание, в котором объяснял, что новый календарь нарушает постановление Первого Вселенского Cобора о времени празднования Пасхи, огражденное анафемой, что этот календарь есть новая схизма (в перев. с греч. – «раскол») с Древней Церковью и отступление и что самые астрономические вычисления, положенные в основу нового календаря, далеко не точны, и потому убеждал князя и всех православных не отступать от древнего святоотеческого календаря и не принимать нового.

Князь Константин Острожский.
Портрет XVI в.

   В самом начале следующего года (11 января) Патриарх написал по тому же случаю грамоту к Киевскому митрополиту Онисифору и всем подчиненным ему епископам, извещая их, что посылает к ним двух своих экзархов – Никифора протосинкелла и Дионисия архимандрита – чтобы они подробнее разузнали дело на месте, а с ними в качестве переводчика студента Феодора, родом из Западнорусского края. С этим же Феодором Патриарх послал краткую грамоту православным жителям города Вильны и более подробную – ко всем православным Киевской Митрополии, извещая, что еще прежде писал об этом предмете князю Острожскому.
   Оба патриарших экзарха по причине татарских набегов на Южную Россию не могли туда проникнуть, а послали только студента Феодора, чтобы доставить патриаршие грамоты по назначению. От себя же написали (28 апреля 1583 г.) к Пинскому епископу Кириллу (Терлецкому), чтобы он, равно как митрополит и все епископы, рассказали о происходящих у них притеснениях православным от латинян студенту Феодору для осведомления Патриарха.
   В ноябре (20-го числа) 1583 г. Патриарх Иеремия издал еще одну окружную грамоту о новом календаре. В ней ко всему православному духовенству в Литве Патриарх снова убеждал не следовать новому календарю, но праздновать Пасху и прочие праздники по Пасхалии, установленной на Первом Вселенском Соборе.
   Однако же, несмотря на все эти патриаршие грамоты, на которые, без сомнения, ссылались православные, их стали силой принуждать к принятию папского календаря, применяя варварские, достойные «священной» инквизиции методы.
   Особенно это проявилось во Львове. 24 декабря 1583 г., когда православные готовились праздновать Рождество Христово по Юлианскому календарю, известный поборник иезуитства Львовский арцибискуп (архиепископ) Ян Димитрий (Суликовский) велел своему брату Войцеху запечатать все православные храмы в городе. Войцех, взяв с собою каноников из капитулы и вооруженный отряд, сопровождаемый толпой латинских хулиганов, обошел все русские церкви, выгнал из них богомольцев и священников, не дав иным окончить Божественной Литургии. Потом он запер храмы и запечатал печатью арцибискупа, а ключи взял с собой.
   Православные сильно волновались и негодовали, а Львовский епископ Гедеон (Балабан) внес протест в городские книги. Когда весть об этом дошла до короля, он написал (9 января 1584 г.) львовскому бурмистру и членам городской рады: «Мы узнали, что <...> люди греческого обряда упорно держатся старого календаря, невзирая на данные нами доселе по этому предмету запрещения. Посему повелеваем, чтобы все люди того обряда, соблюдая свою веру и держась старого календаря, не дерзали нарушать святость и католических праздников, случающихся по новому календарю. А если кто из них будет в эти праздники заниматься работами или производить торговлю, того, без всякого извинения, наказывать лишением сработанных вещей и полученных за торговлю денег». И не в одном Львове, но и в других местах, а особенно в Вильне, православные подвергались таким же притеснениям от латинян.
   Через двенадцать дней король вынужден был издать другую, более решительную грамоту ко всем властям в государстве, обращая особое внимание к Вильне. «Принимая новоисправленный календарь, – писал король, – мы и в мыслях не имели запрещать обряды и праздники греческие, а учинили то для порядка дел гражданских. <...> Всяк волен теперь и впредь содержать свою веру и богослужение и отправлять свои праздники, и никто не должен за то терпеть никакого затруднения, укоризны, убытка и грабежей; и люди греческого закона без соизволения своего старшего Патриарха не должны быть насильно принуждаемы к новому календарю. Мы желаем и повелеваем, чтобы вы не возбраняли им совершать и праздновать свои праздники и не делали им за то укоризны, грабежей и никакого безчестия, но более старались о сохранении мира и согласия между разноверцами. Мы обязаны, по силе законов и присяги нашей, одинаково охранять спокойствие всех наших подданных».
   Между тем епископ Львовский Гедеон, не ограничиваясь одним протестом, решился привлечь арцибискупа Суликовского на собиравшемся тогда в Варшаве сейме к ответственности за оскорбление святыни и нарушение общественной тишины. Вместе с Гедеоном прибыли на сейм многие галицко-русские дворяне. Но епископ Львовский, уступая ходатайствам знатных лиц – канцлера Евстафия Воловича, воеводы киевского князя Острожского и других, согласился прекратить дело и заключить мировую со своим противником.
   Король же вслед за тем 18 мая 1585 г. издал новую грамоту, в которой, повторяя, что принял в своих владениях новый календарь только для лучшего порядка дел, а вовсе не для того чтобы чинить людям греческой веры какое-либо насилие в богослужении и обрядах, правах и вольностях, и упоминая о состоявшемся на варшавском сейме соглашении между Львовскими арцибискупом и епископом, говорил: «Посему, чтобы на будущее время тверже и надежнее мог быть сохраняем мир между разноверцами, мы вознамерились дать, позволить и утвердить людям греческой веры, обитающим в великом княжестве Литовском, полную власть и свободу спокойно содержать все уставы и обряды греческого богослужения по порядку и расписанию старого календаря, также строить церкви своего благочестия, госпитали и школы, каменные и деревянные, снабжать их доходами и содержать по принятым у них добрым обычаям, которые дозволены и утверждены привилегиями от наших предков. <...> И пока между римским папой и греческими Патриархами не будет окончательно решен спор об употреблении календаря, ни мы, ни наши урядники не будем принуждать сохраняющих греческие обряды к принятию нового календаря».
   Но и после этого волнения из-за календаря не прекращались. Теперь уже сами православные в Полоцке, составлявшие большинство населения, в латинские праздники по новому календарю занимались работами, ремеслами, торговлею. Потому король дал приказ (18 июля 1586 г.) полоцким властям, чтобы никто из местных обитателей не принуждал католиков совершать праздники по святоотеческому календарю и никто не работал в католические праздники по новому календарю.
   Но в Вильне и других местах по-прежнему латиняне принуждали православных праздновать праздники по новому стилю, так что сам митрополит Онисифор, а с ним православные бурмистры, члены городской рады и некоторые из посольства г. Вильны приезжали к королю в Гродно с жалобой на все эти принуждения на латинян и просили себе свободы вероисповедания, как говорит король в своей грамоте (8 сентября 1586 г.), «на основании вольностей, дарованных им от предков наших, на основании конфедерации (Варшавской), данной диссидентам* во владениях наших, которая принята и утверждена была нами при нашем короновании, и на основании наших грамот, данных по этому предмету».

Стефан Баторий
Старинная гравюра

   Перечислив затем все эти только что рассмотренные грамоты, король продолжал: «Посему приказываем вам, уряду городскому виленскому и всем вообще обывателям, а особенно начальствующим в государстве нашем, великом княжестве Литовском, не делать людям греческой веры в Вильне и во всех других городах никаких затруднений и препятствий в праздновании по древнему закону и обычаю их праздников <...> и не позывать и не отдавать их в эти дни в ратушу к суду воитскому, радецкому, лавничему <...>» и проч. Эта грамота была дана Стефаном Баторием незадолго до его кончины (12 декабря 1586 г.), и других королевских грамот по вопросу о новом календаре уже не было.

   Так наши православные предки отстояли свое право молиться и жить по святоотеческому Юлианскому календарю.
   Но споры и столкновения из-за календарного стиля между латинянами и православными не прекратились. Позже завязалась словесная полемика: иезуиты отстаивали новый календарь, православные писали против него и защищали старый…
   В конце XIX – начале XX вв. иезуиты вновь затронули этот вопрос. В русской богословской академической среде началось его широкое обсуждение. И снова всестороннее рассмотрение проблемы подтвердило превосходство и точность Юлианского календаря.

   Но в 1917 г. богоборцы, захватив власть в России, ввели новый стиль. Пытались они и Русскую Православную Церковь заставить жить по папскому календарю, обманом вынудив святителя Тихона издать постановление о введении нового стиля. Однако и тут их постигла неудача: народ Божий не принял календарную реформу, и Патриарх отменил свое постановление.
   Казалось бы, пора католикам и церковным либералам уже уяснить, что русский народ никогда не примет нового стиля. Однако с легкой руки митрополита Никодима (Ротова) после II Ватиканского собора этот вопрос был поднят в очередной раз. Никодимовцы с упорством, достойным лучшего применения, и до сих пор время от времени и все также безплодно выносят эту проблему на всеобщее обсуждение.
   Но для православных неприемлемо это древнее папское лукавство. Завещание Святых Отцов Константинопольского Поместного собора 1583 г. гласит: «Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь святых Вселенских Соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям святых Соборов и хочет их изменить и ослабить – да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в том, в чем научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость, и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание. Хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам, и молитвы нашей мерности будут со всеми вами. Аминь».

   * Диссидентами в Польше считались протестанты и православные.

Материал подготовил
Иван Милованов






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.