главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Почему православному христианину нельзя быть экуменистом (основание одиннадцатое, ч.3)


Смотри: начало; осн.1; осн.2: ч.1, ч.2ч.3осн.3осн.4осн.5 осн.6 осн.7;  осн.8: ч.1, ч.2, ч.3
осн.9: ч.1ч.2, ч.3 ч.4осн.10: ч.1ч.2осн.3осн.11: ч.1ч.2


ОСНОВАНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ: 
ЭКУМЕНИЗМ НОСИТ ЯВНО БОГООТСТУПНИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР. 
ЧЕРЕЗ ЯКОБЫ МАЛЫЕ ОТСТУПЛЕНИЯ ОТ ИСТИНЫ ОН ВЕДЕТ К 
ОТСТУПЛЕНИЯМ БОЛЕЕ СТРАШНЫМ. ВЫНУЖДАЯ ПРАВОСЛАВНУЮ
ЦЕРКОВЬ КАЯТЬСЯ НАРЯДУ С ИНОСЛАВНЫМИ ОБЩЕСТВАМИ, ВСЦ 
ОБВИНЯЕТ ЕЕ В ГРЕХАХ И ЗАБЛУЖДЕНИЯХ, КОТОРЫЕ ОНА НЕ МОЖЕТ
ИМЕТЬ, И ТЕМ САМЫМ ОТРИЦАЕТ ЕЕ СВОЙСТВО «СТОЛПА И 
УТВЕРЖДЕНИЯ ИСТИНЫ»

В) ЭКУМЕНИСТЫ ТРЕБУЮТ ОТ ПРАВОСЛАВНОЙ
ЦЕРКВИ ПОКАЯНИЯ НАРЯДУ С ИНОСЛАВНЫМИ
ОБЩНОСТЯМИ ЗА «РАЗДЕЛЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ»

Уже давно посредством экуменической прессы распространяется ложная мысль, что все церкви, в том числе и Православная, должны «покаяться в разделении церквей». На первый взгляд, эта мысль кажется многим людям прекрасной, евангельской и возвышенной: она якобы внушает смирение и ведет к покаянию. Но давайте посмотрим, в чем истинная сущность такого требования.

До сих пор лишь инославные теологи требовали от Православной Церкви покаяния в грехе разделения христиан наряду с другими «церквями» (см. напр., Фр. Либ. Православие и протестантизм // Путь. № 16. Париж, 1929. С. 80), на что православные богословы всегда энергично возражали, как это видно и в Эванстонской декларации, где, в частности, написано: «Доклад секции (по богословским вопросам – примеч. авт.) исходит из предположения, что Церковь должна идти к единению путем покаяния. Мы признаем, что в жизни и в свидетельстве верующих христиан были и еще существуют несовершенства и несостоятельность, но мы отказываемся допустить, что Церковь, которая есть Тело Христово и хранительница Богооткровенной истины, может быть умалена человеческой греховностью. Потому мы не можем говорить о покаянии Церкви, т. к. по самой своей сущности она свята и непогрешима. Ибо „Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна“ (Еф. 5, 25–27). Таким образом, Господь, Единый и Святой, создал навеки Свою Церковь Святой и возложил на нее миссию освящать людей. Святость Церкви не опорочивается грехами и ошибками ее членов. Они не в состоянии умалить и истощить неисчерпаемую святость Божественной жизни, изливаемой Главою Церкви на все ее тело» (К. З. Исторический путь экуменизма // Вестник русского западно-европейского Патриаршего Экзархата. 1955. № 23. С. 219).

Эти слова были написаны в 1954 году. Сегодня подобные высказывания со стороны православных участников экуменического движения уже немыслимы. За короткое время ВСЦ (экуменическая организация «Всемирный совет церквей» – примеч. ред.) успел так обработать умы «православных» экуменистов, что один из них – Никос Ниссиотис – уже без стеснения, открыто (да еще от имени Православной Церкви!) заявляет: «Двустороннее и искреннее покаяние является необходимой предпосылкой для диалога по догматическим вопросам между разделенными христианами» (Nissiotis N. Uber die eine Okumenische Bewegung // Okumenische Rundschau. Heft 3. Stuttgart,1969. S. 369).

Но что такое покаяние – metanoia? Оно означает перемену мыслей. Мысли же Христовой Церкви зафиксированы в ее догматах и канонах. Может ли она изменить свои догматические формулировки и канонические постановления, оставшись при этом Православной? Разумеется, нет. Ибо, изменяя их, она изменила бы своему предназначению. Ведь Церковь основана Господом Иисусом Христом как единственная в этом мире крепкая опора истины для жаждущих спасения. Требовать от Церкви покаяния, т. е. изменения, означает требовать уничтожения маяка Богооткровенной истины, указывающего нам путь спасения.

Но в этом требовании кроются и другие кощунственные нелепости. Требующие от Православной Церкви «покаяния» наряду со всеми другими «церквами» допускают, что уже не существует Церкви, оставшейся верной Христу и сохранившей полноту неповрежденной истины. Таким образом они бросают Христу дерзкий упрек, что Он якобы напрасно обетовал, что основанная Им Церковь пребудет непоколебимой перед попытками ада одолеть ее (см.: Мф. 16, 18). Если следовать их логике, получается, что ошибся и святой апостол Павел, назвав Церковь «столпом и утверждением Истины» (см.: 1 Тим. 3, 15).

Призыв к покаянию прекрасен, когда он уместен, когда покаяние приносится православным христианином за свои личные грехи, а не от лица всей Православной Церкви. Мы, грешные члены Святой Православной Церкви, должны глубоко каяться в своих нравственных грехах и согрешениях против веры и догматов Церкви. Мы должны непрестанно очищаться, стремиться к святости и непорочности, к познанию истины и ко спасению (см.: Там же. 2, 4), для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова; дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения (Еф. 4, 12–14). Именно такое покаяние необходимо, т. к. оно избавляет нас и от нравственных грехов, и от догматических заблуждений и ведет к святости, основа которой – правильная нравственность, зиждущаяся на непогрешимой догматике.

Но требовать покаяния от Церкви, которая сама принимает покаяние грешников, омывает их данной ей от Бога благодатью и спасает хранимой в ней истиной, – кощунственно. Идея о покаянии Церкви имеет лукавую цель – заставить верующих усомниться в ее благодатном призвании. Для достижения этой цели в экуменических протестантских кругах используется хитрое выражение «конфессиональная гордыня» (см. Речь д-ра Юджина Блейка, генерального секретаря ВСЦ, на 25-м заседании Центрального комитета ВСЦ в Утрехте // ЖМП. 1972. № 11. С. 55), явно направленное против православных. Но можно ли говорить о «конфессиональной гордыне» у православных христиан? Нет, это лишь радость и благодарность Промыслу Божию, что мы родились от православных родителей, на православной земле, а не «конфессиональная гордыня». Ибо Православная истина, которую мы исповедуем, дана нам для смирения и спасения, а не для того, чтобы мы возгордились ею и через это погибли. Она освящает нас (см.: Ин. 17, 17), если мы живем по ней, но она же нас и осудит, если мы не исповедуем ее и не живем сообразно с ее высокими требованиями.

Согласно Святым Отцам, автор всякой ереси – диавол. Он разделил человеческий род с помощью тысяч мудрований и ересей (см.: Св. Феодор Студит. Огласительные поучения. М., 1872. С. 265). Этот диавол, который на протяжении веков посредством еретических разделений не смог уничтожить Православную Христову Церковь, в наши дни облечен в одежду внешнего благочестия, обезпокоен будущим мира и порицает созданные им же самим разделения. С помощью экуменизма он пытается объединить всех – еретиков и православных – на основе заблуждений и втянуть Православную Церковь в свое обольщение. Именно он побуждает всех «каяться».

Но может ли диавол учить покаянию? А если учит, то с какой целью? Господь наш Иисус Христос через истинное покаяние хочет избавить нас от греха, а диавол посредством ложного «покаяния» пытается ввести в грех православных верующих. Ибо если от лица истинной Церкви – святой и непогрешимой – они начнут «каяться» в разделении христиан, это будет означать, что православные сожалеют, что до сих пор защищали Истину, принесшую на землю разделение и меч (см.: Мф. 10, 34; Лк. 12, 51) между теми, кто принимает Ее, и теми, кто Ее отрицает. Это значит также, что Церкви надо искать вместе с прочими «кающимися» общностями некую новую «истину» – объединяющую, а не разделяющую, находящуюся вне вероучительных определений Семи Вселенских Соборов, положивших разделение между истиной и ложью.

Покаяние Православной Церкви в «грехе разделения христиан» будет равносильно заявлению, будто Церковь погрешила в своих твердых догматических определениях против ересей, и допущению – в духе уважения к чужому «верую», – что и у ариан была якобы некоторая правильная устремленность к истине, но Церковь ее не увидела в свое время и потому осудила их на Первом Вселенском Соборе. Значит, Церковь должна пересмотреть вероопределения и Второго Вселенского Собора о Божественном достоинстве Святаго Духа, которыми от Православия отсечены еретики-духоборцы. Ради всеобщего сближения она должна капитулировать и перед несторианами, несогласными с постановлениями Третьего Вселенского Собора, каяться перед ними и просить прощения за то, что объявила Нестория еретиком. Покаянно обвиняя себя, Церкви пришлось бы оправдать дохалкидонцев и монофизитов в их упорном отрицании догматического вероисповедания Четвертого Вселенского Собора относительно способа единения двух естеств в едином Лице Господа Иисуса Христа и реабилитировать – в опровержение самой себя – еретиков Евтихия, Диоскора, Севира и др. (см. 1-е и 95-е правила Четвертого Вселенского Собора). Следуя подобной экуменической логике, Церковь должна была бы так поступить и со всеми прочими еретиками, осужденными Вселенскими и Поместными Соборами. Лишь в этом случае она исполнила бы экуменические требования о глубоких преобразованиях, переменах в церковных структурах и окончательном уничтожении разделительных границ. Но в таком случае Церковь уже перестала бы быть истинной Христовой Церковью!

Только отдавая себе ясный отчет, что Церковь не есть человеческое учреждение, можно понять, почему она не может и не должна каяться. Хотя Церковь здесь, на земле, состоит из грешных людей, она есть Богочеловеческий организм, в который входят, кроме земных членов, еще и отошедшие в вечность праведники, а также безгрешные небесные Ангелы. Об этом пишет святой апостол Павел уверовавшим во Христа евреям: Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов; к торжествующему собору и церкви первенцев (т. е. уверовавших во Христа), написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу (Евр. 12, 22–24). Таков, согласно слову Божию, состав новозаветной Церкви. В нее входят земные люди, право верующие во Христа, чьи имена написаны на небесах, безчисленное множество Ангелов и Сам Христос, сошедший с небес, чтобы возвести земных обитателей в небесные ангельские селения. Так учит о своем составе сама Святая Православная Церковь, что видно из ее богослужебных текстов. Например, в каноне на праздник святого Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил безплотных (память 8 / 21 ноября) в первом тропаре 9-й песни читаем: «Тя неизреченно соединившаго небесным, Христе, земная и едину Церковь совершивша Ангелов и человеков, непрестанно величаем».

Таким образом, требовать покаяния от Православной Церкви – значит требовать, чтобы каялись и несогрешившие Ангелы. Глава Церкви – Сам Господь Иисус Христос, соединивший в одно тело все небесное и земное (см.: Еф. 1, 10, 22–23). Так неужели экуменисты будут требовать покаяния и от Христа? Церковь неотделима от Христа, она есть Его тело. Как живой организм находится в неразрывной связи со своей головой, так и Церковь пребывает в неразрывной связи со своим Главою Христом, составляя с Ним единое целое. Для верующих это особенно осязательно проявляется в Таинстве Причащения Тела и Крови Христовых. В этом и состоит глубокая основа святости и непогрешимости Церкви Христовой. Следовательно, обвинять тело Христово в грехах и требовать от него покаяния – означает вовлекать и Главу сего тела в общую ответственность за его грехи. Но обвинять безгрешного Христа в грехах – это верх кощунства!

Освящающая сила Церкви, которая превращает кающихся грешников в святых, есть благодать Святаго Духа, Утешителя и Освятителя. Начиная со дня первой христианской Пятидесятницы, она неотступно пребывает в Церкви, чтобы учить ее членов истине (см.: Ин. 16, 13), праведности и святости (см.: Тит. 2, 12). Святый Дух будет пребывать в Церкви вовеки (см.: Ин. 14, 16–17), чтобы изливать благодать на всякого человека, искренне стремящегося ко спасению. Пребывающий в Церкви Дух Святый объединяет верующих вокруг истины, тогда как диавол, наоборот, вводит разномыслия между христианами (см.: Лк. 22, 31). По этой причине требование от руководимой и осеняемой Святым Духом Церкви покаяния в «разделении христиан» равносильно заявлению, что якобы в нем повинен не диавол, а Святый Дух, т. к. Он не внушил Апостолам и Святым Отцам компромиссных формулировок, которые бы объединяли, а не разделяли. Однако малейший намек на обвинение Третьего Лица Святой Троицы в грехе разделения, которое есть дело диавола, – это непростительная хула на Святаго Духа, о которой Господь сказал: Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению (Мк. 3, 28–29).

Итак, имея в виду богопротивный характер экуменизма, его антиправославную направленность, то, что от малых отступлений от истины он ведет ко все большим, вовлекая православных христиан в «церковь лукавнующих», т. е. в будущую Универсальную церковь грядущего антихриста, и, наконец, помня, что требование покаяния от Православной Церкви равносильно обвинению в грехе разделения ее Главы Господа Иисуса Христа и Руководящего ею Духа Божия, православный христианин должен решительно противиться экуменизму, чтобы не участвовать в непростительной хуле на Духа Святаго!

Архимандрит Серафим (АЛЕКСИЕВ),
архимандрит Сергий (ЯЗАДЖИЕВ)

Перевод с болгарского языка
Печатается с сокращениями

Публикуется по изданию: 
СПб., 1992. Текст сверен 
с изданием: София, 1998; 
исправлен и дополнен редакцией 
«Православного Креста»


Источник: газета «Православный крест»





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.