главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Почему православному христианину нельзя быть экуменистом (основание одиннадцатое, ч.1)


Смотри: начало; осн.1; осн.2: ч.1, ч.2ч.3осн.3осн.4осн.5 осн.6 осн.7;  осн.8: ч.1, ч.2, ч.3
осн.9: ч.1ч.2, ч.3 ч.4осн.10: ч.1ч.2осн.3


ОСНОВАНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ: 
ЭКУМЕНИЗМ НОСИТ ЯВНО БОГООТСТУПНИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР. 
ЧЕРЕЗ ЯКОБЫ МАЛЫЕ ОТСТУПЛЕНИЯ ОТ ИСТИНЫ ОН ВЕДЕТ К 
ОТСТУПЛЕНИЯМ БОЛЕЕ СТРАШНЫМ. ВЫНУЖДАЯ ПРАВОСЛАВНУЮ
ЦЕРКОВЬ КАЯТЬСЯ НАРЯДУ С ИНОСЛАВНЫМИ ОБЩЕСТВАМИ, ВСЦ 
ОБВИНЯЕТ ЕЕ В ГРЕХАХ И ЗАБЛУЖДЕНИЯХ, КОТОРЫЕ ОНА НЕ МОЖЕТ
ИМЕТЬ, И ТЕМ САМЫМ ОТРИЦАЕТ ЕЕ СВОЙСТВО «СТОЛПА И 
УТВЕРЖДЕНИЯ ИСТИНЫ»

А) ДОКАЗАТЕЛЬСТВА БОГООТСТУПНИЧЕСКОГО
ХАРАКТЕРА ВСЦ ИЗ ЖУРНАЛА «РИСК»

В одном из номеров молодежного экуменического журнала «Риск» мы встречаемся с новыми свидетельствами богоотступничества экуменического движения. В нем, в частности, читаем: «Церковь должна проповедовать о сем мире, а не о грядущем» (т. е. загробном – примеч. авт.) (Risk. 1969. № 3 / 4. P. 18).

В этом же номере помещено новое «Верую», должное потеснить общепринятый Никео-Цареградский Символ веры, который не устраивает молодых экуменистов. До сих пор мы были уверены, что мы, христиане, нуждаемся во Христе для нашего спасения. Теперь же молодые экуменисты пишут: «Христос нуждается в нас для Своей революции». Это «Верую» всецело пропитано духом мира сего и его земными целями, оно дает совершенно искаженный образ Иисуса Христа и Его святого дела на земле. В нем читаем: «Верую в Иисуса Христа, потому что Он был прав, когда, будучи единственным индивидуумом, Который ничего не мог сделать (?!), работал, чтобы изменить существующее положение, и при этом погиб» (Ibid. Р. 25).

Во-первых, кощунственно говорить об Иисусе Христе как об индивидууме, который «ничего не мог сделать». Для нас, верующих во Христа, Он не есть обыкновенный «индивидуум», а всемогущий воплотившийся Сын Божий, Который, окруженный врагами в Гефсиманском саду, мог бы защищаться без помощи Петрова ножа, умолив Своего Небесного Отца ниспослать Ему легионы ангелов (см.: Мф. 26, 52–53). Он показал на миг Свою Божественную власть над посланными за Ним вооруженными воинами, когда те без всякой видимой причины отступили назад и пали на землю (Ин. 18, 6).

Если же Спаситель наш Господь Иисус Христос ничего не сделал для революционного изменения греховных условий мира сего, как того хотят экуменисты, то это не потому, что Он не мог изменить мир, а потому, что это не входило в Божественный план. Цель Христа Спасителя – не менять мир, лежащий во зле (см.: 1 Ин. 5, 19), а преобразить человеческие души ради вечного их спасения, вопреки греховному окружению. Употреблять же в отношении Господа Иисуса Христа слово «погиб» – просто безбожно! Спаситель не «погиб», а Сам добровольно предал Себя на смерть ради нашего спасения, имея власть отдать душу Свою и власть опять принять ее (см.: Ин. 10, 18) через Воскресение из мертвых.

Далее в экуменическом «Верую» написано: «Я ежедневно страшусь, что Он (Иисус Христос) умер напрасно, так как наши церкви не имели Его перед своими глазами, ибо мы изменили Его революции ради послушания властям и из-за страха перед ними». Допускать, что Христос умер напрасно, – это свидетельство безбожного непонимания Его всемирного искупительного дела. Ведь благодаря этому искупительному делу Христову, спасались, спасаются и будут спасаться от греха, проклятия и вечной смерти миллионы уверовавших во Христа душ, наследующих Царство Небесное без всякой экуменической революции.

Наконец, в экуменическом «Верую» говорится: «Я верую в справедливый мир, который может быть достигнут, в возможность осмысленной жизни для всех людей, в будущее сего мира Божиего. Аминь». Окончание этого «Верую» абсолютно противоположно нашему Символу веры, направляющему последний наш взор не на сей земной преходящий мир (см.: 1 Кор. 7, 31), конец которого приближается (см.: 2 Петр. 3, 10), а к «жизни будущаго века», т. е. к Небесному Царствию Христову, которое вечно.

В том же номере «Риска» мы видим, как по-экуменически толковались Блаженства из Христовой нагорной проповеди (см.: Мф. 5, 3–10) во время «политических вечерних богослужений» в Кельнском кафедральном соборе. Блаженства рассматривались в сугубо мирском, земном аспекте, вне своего глубокого духовного содержания, так как они подавались в политически-социальном духе. Столь же кощунственному толкованию подверглась молитва Господня «Отче наш». Стоит отметить, что сам храм, где проводились эти «политические вечерние богослужения», был превращен в конференц-зал: собравшиеся в ожидании «богослужения» шумно разговаривали, держали себя раскованно, как в ресторане, читали газеты и т. п.

На 46-й странице рассматриваемого номера «Риска» без всяких комментариев большими кривыми буквами напечатана следующая антихристианская фраза: «The Incarnation has not yet taken place» («Воплощение еще не свершилось»). Что же этим хочет сказать редакция «Риска»? Надо, выходит, ждать другого «мессию»?! Для нас, христиан, истина заключается в обратном утверждении: Боговоплощение уже совершилось. Священное Писание свидетельствует: Слово стало плотию (Ин. 1, 14), Бог явился во плоти (1 Тим. 3, 16). Ожидать нового «воплощения» – значит не веровать в Господа Иисуса Христа, воплотившегося Сына Божия, но принять имеющего прийти антихриста как «спасителя мира».

В последнее время в оккультно-теософской среде многое делается для подмены Христа антихристом. Например, теософка Алиса Бейли опубликовала ряд сочинений, в том числе книгу под многозначительным название «Возвращение Христа», где под видом Второго Пришествия Христова читателям предлагается пришествие антихриста как некоего «перевоплощения» Христа. Признавая Христа «духовным вождем Запада», автор наравне с Ним ставит Будду как «духовного вождя Востока» (Bailey, Alice A. Le Retour du Christ (2-e edition). Geneve. 1974. Р. 41), насаждая идею, что тот, кто придет после Христа, объединит весь мир под своей властью: «Его возвращение и действия уже не будут проходить в небольшой стране или одной единственной области, неизвестной большинству людей, как это было в прошлом. Радио, пресса, быстрое распространение новостей сделают пришествие иным, отличным от пришествий прежних посланников. Быстрые средства передвижения – пароходы, поезда, самолеты сделают его доступным для тысяч людей, живущих вдали от него. Благодаря телевидению его лицо приблизится ко всем, и воистину „всякое око увидит его“. <...> Никто не определит, к какой нации он будет принадлежать: будет ли он англичанином или русским, негром или латиноамериканцем, турком, индусом или другой национальности. Никто не поймет, будет ли он христианином, индуистом или буддистом, или же будет независимым от всякой частной веры. Он не придет восстанавливать какую-либо из древних религий, в том числе христианство…» (Ibid. Р. 18, 20).

В конце автор-теософка разоблачает себя, заявляя, что «Христос, Который придет, не будет похожим на Христа, Который, очевидно, оставил нас. Если люди ищут Христа, Который оставил Своих учеников много веков тому назад, то они не узнают Христа, Который скоро должен вернуться» (Ibid. Р. 51–52).

С последним утверждением вполне согласны и мы, православные христиане, так как действительно в лице антихриста мы не узнаем и не признаем Христа, ибо у Него нет ничего общего с антихристом: Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? (2 Кор. 6, 14–15).

Архимандрит Серафим (АЛЕКСИЕВ),
архимандрит Сергий (ЯЗАДЖИЕВ)

Перевод с болгарского языка
Печатается с сокращениями

Публикуется по изданию: 
СПб., 1992. Текст сверен 
с изданием: София, 1998; 
исправлен и дополнен редакцией 
«Православного Креста»


Источник: газета «Православный крест»





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.