главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Почему православному христианину нельзя быть экуменистом (основание девятое, ч.4)


Смотри: начало; осн.1; осн.2: ч.1, ч.2ч.3осн.3осн.4осн.5 осн.6 осн.7; осн.8: ч.1, ч.2, ч.3осн.9: ч.1ч.2, ч.3


ОСНОВАНИЕ ДЕВЯТОЕ: 
ОСНОВЫ ОБЪЕДИНЕНИЯ В ЭКУМЕНИЗМЕ
КРАЙНЕ НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНЫ
 
Г) ТАИНСТВО СВЯЩЕНСТВА (СЛУЖЕНИЕ)
 
Для нас особенно важен третий (здесь и далее – выделения авт.) раздел КЕС (плана унификации учения о Таинствах: Крещении, Евхаристии, Служении (Священстве), разработанного экуменическим «Всемирным советом церквей». – Примеч. ред.), посвященный Таинству Священства, так как от действительности этого Таинства зависит действительность остальных, в особенности – Таинства Евхаристии, ибо первым условием его истинности является совершение его священником, получившим священство через рукоположение от законного епископа.

Экуменисты тоже придают большое значение вопросу о священстве ради взаимного признания иерархий, к чему они стремятся на своих переговорах о соединении отдельных исповеданий. Об этом откровенно высказался англиканский «епископ» Глочестерский на Рипонской конференции, состоявшейся 31 октября 1933 года: «Действительное объединение наступит тогда, когда мы объединим священство. <…> Над этим мы работаем и в Православной Восточной Церкви. Дело продвигается там более медленно, но в конце концов приведет к действительному объединению» (Брадиотис П. Англиканские хиротонии с православной позиции. Изд. 2-е. С. 8. Цит. по: Трембелас П. Неофициальные документы об экуменическом движении и богословских диалогах. Афины, 1972. С. 31).

Подобная же высокомерная самоуверенность в достижении конечного результата – взаимного признания иерархий – ощущается в каждой строчке рассматриваемого экуменического документа, что должно подвигнуть всех православных христиан, и прежде всего православных епископов, являющихся носителями благодатного апостольского преемства в Церкви, к решительной борьбе с экуменическими притязаниями!
 
+ + +
 
Остановимся на самом заглавии третьего раздела. В отличие от Таинства Крещения и Евхаристии, называемых своими древними святоотеческими названиями, Таинство Священства обозначено в КЕС по-английски общим названием – «Ministry», которое буквально переводится как «Служение». Согласно Британской энциклопедии, в английском языке есть специальное название для священства, а именно «Priesthood», которое верно передает традиционный греческий термин «Ιερατυμα» и латинский – «Sacerdotium» (Encyclopediа Britan-nica. 1970. Vol. 18. P. 497). «Ministry» довольно трудно перевести, ибо это слово охватывает все виды церковного служения. Такая многозначность придает расплывчатый характер благодатному содержанию богоустановленного Таинства, каким является Священство, унаследованное по преемству от святых апостолов. Цель неопределенного обозначения Таинства Священства – подвести под понятие «Служение» все т. н. «церкви», входящие в состав ВСЦ и по сути не имеющее священства!

Подобное туманное толкование вопроса о священстве часто встречается в протестантских кругах. Например, генеральный секретарь ВСЦ Поттер в своей вступительной речи на VI ассамблее в Ванкувере, превратно толкуя слова святого апостола Петра о христианах как «царственном священстве» (см.: 1 Петр. 2, 9), заявил, что «одной из больших заслуг Реформации, которой она обязана Мартину Лютеру, является открытие (!) <...>, будто всякий – будь то женщина или мужчина – есть священник перед Богом <...>, независимо от того, рукоположен ли он, или – мирянин» (см. напечатанную на ротапринте вступительную речь на VI ассамблее. С. 9–10).

В КЕС проводится такое же смешение законного сакраментального священства и общего «царственного священства» – мирян – с определенной целью – умалить сакраментальное священство и стереть грань между духовенством и мирянами.

Надо отметить, что в КЕС всюду употребляется термин «рукоположенное священство», что является тавтологией, ибо не может быть священства не рукоположенного. В § 7 читаем: «Термин „рукоположенное священство“ относится к лицам, которые получили харизму и которых церковь назначает (!) для служения путем рукоположения с призыванием Святаго Духа и возложением рук». Но уже в следующем пункте говорится: «Многие из церквей (значит, не все, – примеч. авт.) употребляют слово „священник“ для обозначения определенных рукоположенных священнослужителей. Так как это не есть общий обычай, то этот важный вопрос рассматривается в § 17 настоящего документа» (Baptism, Eucharisty, Ministry. Р. 21. Col. 1).

Указанный § 17 по-английски озаглавлен «Оrdained Ministry & Priesthood», т. е. «Рукоположенное Служение и Священство», причем второй термин отнесен ко Христу и церковному народу, а первый – к «рукоположенным священнослужителям, которые участвуют, как все христиане, и в священстве Христа, и в священстве Церкви» (т. е. церковного народа) (Ibid. Р. 23. Col. 2).

Итак, в КЕС, вопреки терминологии Британской энциклопедии, оба термина употреблены искаженно: общим термином «Ministry», который означает служение вообще, обозначено рукоположенное священство, а специфическим термином «Priesthood» («рукоположенное священство») – общее «священство» церковного народа. Создается впечатление, будто сакраментальное священство – это лишь некоторая эманация «священства» церковного народа, который посредством символического «рукоположения» сам назначает своих священнослужителей. Такой чисто протестантский взгляд на церковную иерархию, отвергающий благодатное ее уполномочивание Христом по линии апостольского преемства, является тяжким догматическим заблуждением, означающим отрицание апостольского характера Христовой Церкви.
 
 Архимандрит Серафим (АЛЕКСИЕВ),
архимандрит Сергий (ЯЗАДЖИЕВ)
 
Перевод с болгарского языка
Печатается с сокращениями
Публикуется по изданию: 
СПб., 1992. Текст сверен 
с изданием: София, 1998; 
исправлен и дополнен редакцией 
«Православного Креста»
 

Источник: газета «Православный крест»





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.