главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

В защиту веры, и особенно Православной (продолжение). Часть 2


Продолжение, начало здесь


Предлагаем к прочтению актуальный труд дореволюционного духовного писателя, помощника протопресвитера военного и морского духовенства протоиерея Иоанна Морева († 1935) «В защиту веры, и особенно Православной» (Санкт-Петербург, 1910). Надеемся, что, как сказано в предисловии к современному изданию (Издательство миссионерского отдела Львовской епархии УПЦ МП, 2002), это сочинение поможет нашим читателям разобраться в вопросе истинной религии и не впадать в пагубные для христианской души заблуждения.
ЧАСТЬ 2
СТАРООБРЯДЧЕСТВО
 
Говоря о сектантстве, нельзя обойти молчанием и того печального явления нашей Русской церковной жизни, которое именуется старообрядчеством. <…>

Первоначально у нас на Руси богослужебные книги были не печатные, а рукописные. Переписка книг составляла своего рода ремесло и приносила доход. А потому переписчики, порой люди малограмотные и не сведущие относительно веры, заботились не о том, чтобы написать лучше и правильнее, а чтобы написать больше. Отсюда появилась в книгах масса ошибок, недосмотров и разногласий в тексте. Одна и та же молитва читалась неодинаково. Так, в пасхальной песни произносились то слова «смертью смерть наступи», то «смертью смерть поправ»; в Символе веры о Духе Святом вставлялось лишнее слово «Истинного»; в молитве на освящение воды в день Богоявления без всякого смысла прибавлялось слово «и огнем». Кроме порчи богослужебных книг, у нас появились уклонения от Церкви Восточной и в некоторых религиозных обрядах: проскомидия совершалась на семи просфорах вместо пяти; пели «сугубую аллилуйю» вместо «трегубой» (т. е. два раза вместо трех, – примеч. ред.); хождение вокруг церквей совершали «посолонь» (т. е. по солнцу, – примеч. ред.), вместо того, чтобы ходить против солнца; крестились двумя перстами, а не тремя, и т. д.

Русские святители давно замечали и сознавали эти собиравшиеся веками ошибки в богослужебных книгах и произвольно введенные новшества в обрядах нашей Церкви. На них с укоризной указывали и приезжавшие в разное время на Русь с Востока ученые Патриархи и митрополиты. По временам принимались меры к исправлению поврежденных книг. Но по отсутствию в России людей, достаточно знающих греческий язык, с которого первоначально были переведены славянские книги, исправление последних делалось по славянским же книгам. Но так как между ними не было ни одной без порчи и искажений, то все попытки привести богослужебные книги в порядок не имели успеха.

Когда Патриархом Всероссийским сделался Никон, человек ученый и решительный, дело исправления книг получило новое направление. Поправки делались не по одним только славянским, но и по древним греческим книгам. Никон церковную реформу в области богослужения и обрядов вел настойчиво, но в то же время обдуманно и осторожно. Прежде всего, он приступил к этому делу не по прихоти и самовольно, а по требованию крайней и настоятельной нужды. На ошибки в наших богослужебных книгах было обращено внимание православного Востока: афонские иноки признали еретическими и сожгли московские книги, в которых говорилось о двуперстии для крестного знамения. На многие новшества, введенные в богослужении и обрядах Русской Церкви, указывали Никону и посещавшие Россию греческие святители. Во-вторых, дело исправления книг было поручено людям благонадежным, хорошо знавшим греческий и славянский языки. В-третьих, новые книги вводились в употребление при богослужении со всей осторожностью. Они предварительно рассматривались на Московских Соборах (1655 и 1656 гг.), на которых присутствовали, кроме русских архиереев, и некоторые Восточные Патриархи. Поэтому вся деятельность Патриарха Никона по исправлению книг не заслуживает осуждения; напротив, это было дело необходимое, святое и законное.

Но, к сожалению, оно не окончилось благополучно, а встретило сильное противодействие со стороны некоторых неразумных и невежественных приверженцев старины. При том благоговении к богослужебной книге, которое отличало наших предков, во мнении многих из них всякое посягательство на исправление богослужебного текста считалось неуважением к святыне и еретичеством. «Дрожь великая взяла и ужас напал на меня», – говорил писец Михаил Медоварцев, когда преподобный Максим Грек велел загладить ему несколько строк в одной богослужебной книге. Понятно, что дело, задуманное Никоном и приводившееся в исполнение со свойственной ему решительностью, не могло не вызвать возбуждения в некоторой части Русского народа.

Протест против нововведений Патриарха первоначально обнаружился в небольшом кругу духовных лиц, недовольных Никоном (Неронов, Аввакум и др.), а потом, отчасти благодаря писаниям первых старообрядцев, отчасти вследствие строгих мер, принятых против них правительством, перешел в народ и стал там распространяться. При этом недовольство высказывалось относительно не только новоисправленных богослужебных книг, но и всего того, что содержала Православная Церковь.

Вот как описывает смуту, произведенную расколом в русском обществе, Московский Собор 1666 года: «Многие невежды не только из простых, но и из клира, одни – по неведению Божественных писаний и порочной жизни; другие, по видимому и добродетельные, но надменные самомнением и считая себя мудрыми, хотя исполнены всякого безсмыслия; третьи, увлекаясь ревностию не по разуму, возмутили души многих неутвержденных – иные словом, иные же и письменно. Книги печатные, исправленные при Патриархе Никоне с древних греческих и Русских книг, называют еретическими, самого Никона всячески злословят и хулят, и весь архиерейский чин уничижают; говорят, что церкви теперь не церкви, архиереи не архиереи, священники не священники, и многие другие подобные хулы. <...> А многие христиане совсем отлучились от церковной молитвы, перестали ходить в церковь, лишают себя Исповеди и Причастия Христовых Таин. В Москве люди, имеющие средства, держат по домам своих вдовых священников без благословения и свидетельства архиерейского, часто пришлых из других епархий, запрещенных и даже лишенных сана, чтобы только не ходить в церкви, где совершаются церковные службы по новопечатным книгам. Между многими в народе распространено мнение, будто церкви и чины, и Таинства, и последование церковное осквернены многими ересями и антихристовою скверною» (Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. СПб., 1883. Т. 12. С. 655–666).

Православная Церковь не могла, конечно, оставаться равнодушной ко всем этим клеветам и нападкам, обрушившимся на нее со стороны заблудившихся ее членов, и должна была принять канонические меры к ограждению Русских людей от язвы старообрядчества. Последователи его сначала вразумлялись и убеждались к покаянию Русскими святителями, а потом, вследствие безуспешности этой меры и упорства самовольных отступников от Православия, были отлучены от Церкви. Большой Московский Собор 1667 года, одобрив исправленные при Патриархе Никоне богослужебные книги и изложив православный взгляд на те предметы, о которых ложно учили старообрядцы, определил: «Если же кто не послушает нашего повеления и не покорится Святой Восточной Церкви и сему Освященному Собору, или начнет прекословить и противиться нам, мы такового противника данною нам властию, если будет от священного чина, извергаем и предаем проклятию, а если будет от мирского чина, предаем проклятию и анафеме как еретика и непокорника и от Церкви Божией отсекаем, дондеже уразумится и обратится в правду покаянием» (Там же. С. 159).

А т. к. после этого постановления собора мнимые приверженцы старины не раскаялись в своих заблуждениях и не обратились к истине, то они и составили и доселе составляют отдельное от Православной Церкви общество верующих в нашем Отечестве. Так произошло Русское старообрядчество.

Теперь посмотрим на то, есть ли правда в нашем старообрядчестве. Все, кто к нему принадлежат, – составляют ли единую Церковь Христову? Старообрядцы на этот вопрос отвечают утвердительно, признают свою общину истинной Церковью Христовой. Но это их мнение – ложь и самообман.

Истинная Церковь Христова не может быть без иерархии, т. е. без особых лиц, законно и правильно поставленных для того, чтобы проповедовать людям слово Божие, совершать Таинства и духовно руководить верующих ко спасению. В частности, совершенно необходимы в Церкви епископы, они – истинные преемники Христа и Апостолов, имеют верховную власть в Церкви, и им одним собственно принадлежит право учить, священнодействовать и управлять христианской паствой. А т. к. последняя и может существовать только при том условии, что есть проповедь о Христе, совершение Таинств и руководство в духовно-нравственной жизни, то отсюда явствует, что Церкви истинной не может быть без епископов.

По словам святого Киприана, епископа Карфагенского, «Церковь установлена на епископах». Он же говорит: «Церковь есть стадо, прилепляющееся своему пастырю, а посему знай, что епископ в Церкви, а Церковь в епископе, и ежели кто не с епископом, то тот и не в Церкви».

По мнению отцов Иерусалимского Собора 1672 года, «епископ так же необходим для Церкви, как необходимо дыхание и солнце для мира».

Но т. к. одни епископы не в состоянии исполнять всего, что относится к их должности, то отсюда является нужда в другой иерархической степени – священстве. Священники необходимы Церкви как помощники епископов, от них получающие рукоположение в свой сан и от них зависящие. Святые Апостолы, устрояя в разных местах христианские церкви, или общества верующих во Христа, поставляли для них священников (см.: Деян. 14, 23) или поручали это делать избранным ими епископам (см.: Тит. 1, 5).

По словам святого Иоанна Златоуста, «без священников нет возможности спастись, войти в Царство Небесное, и кто не верует, что священнические действия может совершать только принявший пресвитерскую (священническую) хиротонию, тот не христианин и почти то же, что и неверный, т. е. язычник».

«Где нет священников, там нет и Христианства», – говорится в книге «Большой Катехизис». Это и понятно. Чтобы человек мог вести истинную добро-христианскую жизнь, он имеет нужду в Божией благодати, даруемой в установленных Христом Таинствах. Последние так же необходимы для спасения, как необходим корабль для переплытия морской глубины. Но кто может совершать Таинства, кроме поставленных для того Богом лиц – епископов или священников? Думать, что совершение Таинств может быть предоставлено каждому человеку – значит противоречить как слову Божию, так и постоянному и твердому голосу всей Вселенской Церкви.

Итак, без иерархии нет ни Церкви как общества людей, правильно верующих во Христа и руководимых законными пастырями ко спасению, ни Таинств как благодатных средств для поддержания и укрепления нас в истинно доброй и благочестивой жизни. А без всего этого человек лишен возможности спасти свою душу и осужден на вечную погибель.

Между тем, у старообрядцев нет правильной и истинной иерархии. Все его последователи разделяются на две главнейшие группы – поповщину и безпоповщину. Первая из них признает необходимость иерархии, но считает возможным ограничиться одними священниками, без епископов. Первоначально все старообрядцы, отделившиеся от Православной Церкви в конце XVII века, или обходились без духовенства, или довольствовались священниками, переходившими к ним из Православия. Но потом часть их признала своим архиереем митрополита Боснийско-Сараевского Амвросия. В 1846 году он был приглашен старообрядцами в Белокриницу и стал рукополагать для старообрядцев епископов и священников. Так решался вопрос о церковной иерархии в одной половине старообрядческого мира.

Но в действительности у старообрядцев не было законного священства как до митрополита Амвросия, так и после него. По каноническим правилам каждый священник получает от своего епископа благословение и право совершать известные священные действия только на определенном месте, а не везде, где ему бы заблагорассудилось отправлять церковные и другие службы. При том же он действует законно и правильно только тогда, когда действует с согласия и в единении со своим епископом. Поэтому и священники, перешедшие в старообрядчество из Православия, через это потеряли право совершать священнодействия. Последние, как незаконно отправляемые, не имеют благодатной и спасительной силы и служат только во вред совершителям.

Что же касается старообрядческой иерархии, ведущей свое начало от митрополита Амвросия, то и о ней должно сказать то же самое. Это духовенство самозваное и незаконное. Митрополит Амвросий, как поставленный у старообрядцев людьми мирскими по допущению иноземного и иноверного правительства и без собора епископов, неправильно принял святительский престол и подлежал извержению из сана. Равным образом и первый епископ для старообрядцев был рукоположен Амвросием без соблюдения церковных правил, одним Амвросием и не для подчиненной ему епархии, и потому был епископ незаконный. Если жe старообрядческие епископы совершенно неправильно поставлены в своем сане и не имели никакой благодати, то понятно, что не могли передать ее и рукоположенным ими священникам. Последние ничем не отличаются от мирских людей и ложно носят имя священников.

Так, в старообрядческой секте поповщины нет истинной и законной иерархии. А нет иерархии – нет и святых Таинств, а без них не может быть и доброй христианской жизни. А без всего этого как плачевно и безотрадно состояние людей, именующих себя старообрядцами австрийского толка!

Еще в большем удалении от истины находятся последователи безпоповской секты старообрядчества. Заблуждение их простирается до того, что они совершенно отвергают иерархию и считают возможным в своей духовно-нравственной жизни обходиться без нее. На каком же основании думают так безпоповцы? На том, что, по их мнению, в настоящее время нет на земле истинной Церкви Христовой: она прекратила свое существование со времен Патриарха Никона; поэтому нет и священства. А т. к. истинные христиане, какими считают себя безпоповцы, остаются и теперь на земле, то они по необходимости должны обходиться без священства, как иногда в древности будто бы жили люди святые.

Но оба эти основания, приводимые безпоповцами в свою защиту, совершенно ложны. Истинная Церковь Христова как всегда была на земле, так и теперь существует. По несомненному слову Иисуса Христа, и врата адовы не одолеют созданной Им Церкви (см.: Мф. 16, 18). Вeрующие во Христа будут существовать в мире до скончания векa (см.: Там же. 28, 20; ср.: Лк. 1, 33) и воздавать Ему славу в Церкви во все роды, oт векa до века (см.: Еф. 3, 21). Даже и во времена антихристовы не прекратится на земле поколение истинных последователей Христовых (см.: 1 Фес. 4, 15–17). По словам святого Иоанна Дамаскина, «Церковь никогда не ниспровергнется, никогда не поколеблется и не разрушится, ибо это сказал о ней Христос, Которым небеса утвердились и земля основалась и стоит твердо».

Совершенно неправильно и несправедливо сравнивают безпоповцы свое положение с положением древних святых, которые по нужде спасались и без священства. Вот что говорит по этому поводу Высокопреосвященнейший митрополит Григорий (вероятно, имеется в виду митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Григорий (Постников), полемист со старообрядчеством. – Примеч. ред.): «У древних святых, кроме некоторых совершенно частных и кратковременных случаев, никогда не было таких обстоятельств, в которых находитесь вы (безпоповцы). В древнейшие времена, местами, подлинно не было епископов и священников. Но тогда епископы и священники были во многих других всем известных и часто очень близких местах, которые и действовали для неимущих православно, совершенно же они везде никогда не прекращались. Да и по какому праву безпоповцы говорят, что в нужных случаях им можно поступать не так, как установлено Господом, Святыми Апостолами, Святыми Отцами? Дал ли нам Господь право заменять Его постановления иными, которые более соответственны нашему положению или желанию? Не давал никогда. Также, сказано ли где-нибудь в слове Божием, что христиане некогда будут жить без священства? И дано ли нам где-нибудь Божие позволение вести себя в то время так, как вы признаете вести себя за лучшее, приличнейшее и спасительнейшее, и как действительно ведете себя теперь? Решительно нигде! Напротив того, и слово Божие, и Святые Отцы Церкви, и другие древние церковные учители говорят, что созданная Господом Церковь непременно будет существовать до самого Его Второго пришествия во всем ее устройстве, т. е. с епископами, священниками и диаконами. Следовательно, в созданной Господом Церкви все должно быть и совершаться так, как однажды установлено Самим Господом и как принято и установлено Святыми Апостолами и Святыми Отцами».

Т. к. безпоповцы не имеют иерархии, то лишены и святых Таинств. Некоторые Таинства у них совершаются мирянами (Крещение, Покаяние и Брак), а относительно других умствуют, что по нужде можно получить спасение без них. То и другое – недопустимо. Совершение Таинств мирянами (кроме Крещения в крайних случаях) нельзя назвать иначе как тяжким кощунством, привлекающим Божий суд на виновников, а мысль о том, что можно спастись в Христианстве без таких важнейших Таинств, как святые Миропомазание, Причащение и Священство, есть мысль совершенно ложная, еретическая, не согласная с постоянным и несомненным верованием Церкви Христовой.
 
Продолжение следует

Источник: газета «Православный крест» 





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.