главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Почему православному христианину нельзя быть экуменистом (основание второе ч.3)


Смотри: начало, осн.1, осн.2: ч.1, ч.2

ЭКУМЕНИЗМ НЕ ВЕРИТ В СУЩЕСТВОВАНИЕ ЕДИНОЙ СВЯТОЙ СОБОРНОЙ И АПОСТОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ

Г) ЦЕРКОВЬ – СОБОРНАЯ

Экуменисты неправильно толкуют и соборность (вселенскость) Христовой Церкви. Как уже было сказано, они недооценивают истину, исповедуемую в абсолютно неискаженном виде только в Православии, пренебрегают Богооткровенными догматами Церкви как существенным признаком ее вселенскости и соборности, т. е. подлинной экуменичности, и выдвигают на первый план численность, дабы Церковь могла быть влиятельной международной силой. С этой целью экуменисты предлагают объединиться всем «церквам», включая в их число и еретические общности, давно отсеченные от Христа (ср. Ин. 15, 6), но это внешнее безблагодатное объединение не может создать истинную вселенскую соборную Церковь Христову!

Еще в IV веке св. Кирилл Иерусалимский прекрасно и полно объяснил то свойство Церкви, которое в Символе веры обозначено по-гречески словом καθολικη (кафолическая, а по-славянски – «соборная»). Он пишет в 18-м огласительном слове, § 23: «Церковь называется соборною, потому что она в целой вселенной, от пределов земли до пределов ее, и потому что во всеобщности (καθολικωζ) и без всякого опущения преподает все, долженствующее входить в состав человеческого ведения, догматы о видимом и невидимом, о небесном и земном; еще потому, что подчиняет благочестию весь человеческий род <…>; и, наконец, потому, что повсеместно (καθολικωζ) врачует и исцеляет она всякого рода грехи, совершаемые душою и телом; и в ней же приобретается все, именуемое добродетелью <...> – и в делах, и в словах, и во всяком духовном даровании».

<…> <Таким образом>, Христова Церковь у св. Кирилла словом «кафолическая» изображается:

1) как вселенская, в географическом смысле «до пределов земли», и еще больше в качественном смысле слова – как охватывающая людей различных рас, культур, социальных положений;

2) как обладающая полнотою истины;

3) как обладающая полнотою святости и благодати; и

4) в итоге – как единственная.

<…> Подобные мысли высказывает и архимандрит Иустин (Попович). Он пишет: «Самое Богочеловеческое бытие Церкви всеохватное, вселенское, кафолическое, целостное, соборное. Своим Богочеловеческим организмом Церковь охватывает все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли (Кол. 1, 16). Все в Богочеловеке, и Он есть Глава тела Церкви (см.: Там же, 17–18). <...> Богочеловеческая личность Господа Христа есть душа соборности в Церкви. <...> В соборную жизнь Церкви включены существования ангелов и человеков, кающихся и грешников, праведных и неправедных, покойников и живущих еще на земле, причем праведные и святые помогают менее праведным и святым возрастать ко все большей праведности и святости. <...> Таким образом, все мы возрастаем в Церковь святую о Господе (Еф. 2, 21), будучи благодатно-органически связаны между собою единой верой, едиными св. Таинствами и добродетелями, Единым Господом, единой Истиной, единым Евангелием. <...> Всем мы верные составляем единое тело в Церкви. Ради чего? – Чтобы жить единой святой и соборной жизнью Церкви, святой и соборной верой Церкви, святым и соборным умом Церкви, святой и соборной волей Церкви. <...> Весьма часто понятие соборности подается в католическом, географическом плане. Но по православному пониманию, соборность не есть топографическое, географическое понятие, а внутреннее, сущностное, психологическое понятие <...>, основанное на цельности вероисповедания, на неповрежденности вероисповедания, на святом и апостольском единстве веры» (Архим. Иустин (Попович). Догматика Православне Цркве. Београд, 1978).

По выражению Св. Отцов Четвертого Вселенского Собора, Христос есть Глава, а мы – члены, и потому мы должны составлять «единое тело чрез наше единомыслие и единоверие» (Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1865).

Попечение и внимание Вселенских Соборов были направлены на то, чтобы подтвердить исконную, преданную нам Христом чрез св. Апостолов Православную веру и осудить и устранить возникающие по диавольскому внушению пагубные лжеучения. Церковь терпит самых больших грешников, надеясь уврачевать их, но отлучает еретиков, так как они искажают св. догматы – вечные Богочеловеческие святыни, которых «человеческий ум не может объять всецело» (Архим. Иустин (Попович). Догматика Православне Цркве. Београд, 1978).

Никто не в состоянии понять вполне тайну Христа, воплощенного Сына Божия, Который открыл нам истину о нашем спасении, будучи Сам Истина (см.: Ин. 14, 6). Потому правильный подход к Богооткровенным догматам состоит не в дерзком рационалистическом исследовании их, а в благоговейном преклонении с верою в неложное Воплощенное Слово Божие. Св. Отцы смиренно обнимали веру в Христову Истину и защищали ее своею кровью от искажений, в которых усматривали хитрость диавола и антихриста с его предтечами. По словам архимандрита Иустина, «как явление и деятельность антихриста будет по действию сатаны (см.: 2 Фес. 2, 3), так и действие всякой ереси происходит по действу диавола» (Архим. Иустин (Попович). Указ. соч.). Потому Св. Отцы единодушно предавали анафеме все ереси и еретиков, видя в них врагов человеческого душеспасения.

Единственно в Христовой Церкви содержится безсмертие и вечная жизнь для человека. Ересь же есть пагубная сила, погружающая человека в вечную смерть, т. е. в вечное удаление от Бога. К этому и ведет современный антихристов экуменизм, навязывая свой универсализм и отрицая благодатную вселенскость Христовой Православной Церкви как единственной носительницы неподдельной спасительной Истины.

Д) ЦЕРКОВЬ – АПОСТОЛЬСКАЯ.

ПОНЯТИЕ АПОСТОЛЬСКОГО ПРЕЕМСТВА И ПРОТЕСТАНТСКОЕ УЧЕНИЕ О ВСЕОБЩЕМ «СВЯЩЕНСТВЕ» МИРЯН

Экуменизм впадает также в глубокое заблуждение, когда касается определения Церкви как апостольской. Православная Церковь называется апостольской, ибо она происходит от св. апостолов, свято хранит их учение, строго придерживается апостольского преемства и руководствуется апостольским преданием в догматах, в своей богослужебной жизни и церковном устройстве. Краеугольным Камнем Церкви является Сам Христос (см.: Еф. 2, 20), но вокруг Него находятся святые апостолы Христовы – двенадцать камней, на которых Тайновидец видел написанными имена двенадцати Апостолов Агнца (Откр. 21, 14).

Всевозможные вероисповедные общности, называющие себя «церквами», не могут быть признаны апостольскими, ибо они не утверждены на основании апостолов (Еф. 2, 20), не получили от них преемства рукоположений, не сохраняют непрерывного устного апостольского предания, имеющего авторитет, равный со Священным Писанием (см.: 2 Фес. 2, 15). Они не включены в духовную цепь, восходящую к апостолам, посредством которой передаются в Церкви благодатные дарования Святаго Духа. Нововведениями они изменяют учению, устно или письменно завещанному апостолами, и не хранят в полноте истину, преданную нам как залог для нашего спасения (см.: Там же, 13). Они так или иначе ущемляют оставленное апостолами духовное богатство догматического, богослужебного, тайносовершительного и канонического характера.

С полным основанием архиепископ Серафим [Соболев] возмущенно пишет: «Как это ни странно, экуменисты относят к этой апостольской Церкви и так называемые „христианские церкви“, которые совсем не имеют апостольского происхождения или преемства. Они считают все еретические исповедания принадлежащими к апостольской Церкви, несмотря на то, что Павел, величайший апостол, отлучает всех еретиков от Православной Церкви и предает их анафеме, говоря: аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1, 8)» (Деяние Совещания глав и представителей Православных Церквей. М., 1949. Т. II. С. 369).

И в самом деле, разве можно считать «апостольскими» такие общества, как унитариан, отвергающих догмат о Св. Троице, или Национальную Чехословацкую «церковь», не признающую Божественности Христа, или религиозную организацию ремонстрантов-арминиан в Голландии, отрицающих все догматические и церковные обязанности, или религиозные объединения, считающие необязательным водное крещение, как и многие другие религиозные общности, которые называют себя «христианскими церквами», но не исповедуют полноту Христовой истины? Их вера настолько искажена, что прямо противоречит Апостольской вере. Несмотря на это, ВСЦ продолжает называть «церквами» все эти и подобные им общности. Мало того, делаются новые дерзкие шаги к ликвидации исконной и вековой Православной экклезиологии, согласно которой Церковь называется Апостольской.

На VI ассамблее ВСЦ в Ванкувере (Канада), проходившей с 24 июля по 10 августа 1983 года, генеральный секретарь ВСЦ д-р Филипп Поттер в своей вступительной речи тяжко погрешил против истины, неверно истолковав слова св. апостола Петра: сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. <...> вы – род избранный, царственное священство, народ святой… (1 Петр. 2, 5, 9). Исходя из этих слов, Поттер заявил: «Одной из больших заслуг Реформации, которая принадлежит Мартину Лютеру, является открытие (!), основанное на словах (1 Петр. 2, 5, 9), что всякий – неважно, женщина или мужчина – есть священник перед Богом». Далее генеральный секретарь ВСЦ призывает всех соделаться «истинным священством, состоящим из всех верующих, независимо от того, рукоположены ли они или миряне».

Этими словами Поттер пытается подорвать православное учение об апостольском преемстве как необходимом признаке законного сакраментального священства: он старается уничтожить границу, с одной стороны, между духовенством и мирянами, а с другой – в священстве между женщинами и мужчинами. Для него все верующие, в том числе и миряне, мужчины и женщины, – все священники!

Но разве св. апостол Петр в приведенных словах своего Первого послания устанавливает подобное всеобщее «священство» в протестантском смысле, которое бы оттеснило имеющееся в Церкви по линии апостольского преемства законное сакраментальное священство? Разве он включает женщин в это общее «священство»? Вовсе нет!

Восставая против изначальной вековой традиции Церкви Православной, Поттер призывает в своей речи «отбросить ересь (!) об авторитете и учительной власти в Церкви». Это высказывание, встреченное аплодисментами протестантов, вызвало энергичное противодействие и протесты многих делегатов. Они потребовали от Поттера отказаться от своих слов, что он якобы и сделал. Об этом свидетельствует присутствовавший на ассамблее греческий профессор богословия Г. Галитис в статье под заглавием «Протестантское большинство не должно решать от имени православных!» Однако в действительности возмутительная фраза Поттера не была вычеркнута из его речи и продолжает оставаться в ней, отравляя души еще одной новой экуменической ересью, которая прикрывается клеветническим обвинением Православия в «ереси». Поттер, который как экуменист вообще избегает слова «ересь», пользуется им, чтобы объявить «ересью» православное учение об апостольском преемстве иерархии и о законно принадлежащих ей «авторитете и учительной власти в Церкви». Стремясь нагло протащить свою вопиющую ересь, он действует по принципу: «Держи вора!»

Известный русский экзегет (экзегетика – раздел богословия, в котором истолковываются библейские тексты; учение об истолковании текстов. – Примеч. ред.) епископ Михаил в конце XIX века так толковал слова св. апостола Петра, обращенные к христианам: И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы (1 Петр. 2, 5): «Дом духовный <...> – это храм духовный в противоположность вещественному, духовный – потому, что устроен из камней живых, одушевленных Духом Божиим, совершенствующихся нравственно – в духе, живущих духом». Комментируя священство святое, т.е. будьте святым обществом священников, епископ Михаил пишет: «Вся эта речь у апостола не собственная, а образная, которую нужно понимать в переносном смысле, т.е. не в смысле священства как особого класса лиц, поставленных в Церкви для учения, совершения Таинств и управления; это последнее не управляется тем всеобщим священством, а, напротив, служит только образом для выражения мысли о высоком назначении всех христиан» (Толковый Апостол. Киев, 1890).

И в Ветхом Завете Бог называет израильский народ «царством священников» (см.: Исх. 19, 6), но только в общем переносном смысле, ибо специальное священство, обслуживавшее Иерусалимский храм, было дано Богом не всему народу, а одному из 12-ти колен Израилевых – колену Левиину (см.: Числ. 3, 6–12; ср. Евр. 7, 11). Следовательно, всеобщим священством израильского народа вовсе не исключалась необходимость в специальном священстве, служение которого было недоступно даже царским особам, как явствует из случая с Царем Озией, который был наказан Богом проказой за то, что дерзнул кадить в храме Господнем (см.: 2 Пар. 26, 19).

Сообразно с этим и в Новом Завете наряду со всеобщим «царственным священством» (см.: 1 Петр. 2, 9), состоящим из православных христиан как «народа святого» (в смысле – посвященного Богу), существует выбранное из его среды благодатно-служебное священство, которое не распространяется на мирян, не получивших специального посвящения по линии апостольского преемства. <…>

На этом ветхозаветном фоне надо воспринимать слова св. ап. Петра о новозаветном народе Божием, уподобляемом строящемуся «духовному дому» из «живых камней», в котором приносятся духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом (Там же, 5). <…> Сам Господь Иисус Христос уподобляет Себя храму, иносказательно говоря о храме тела Своего (Ин. 2, 21). А св. ап. Павел именует всех христиан «храмом Бога живаго» (см.: 2 Кор. 6, 16), в основе которого находится Христос в качестве Краеугольного Камня (см.: Еф. 2, 20; ср. 1 Петр. 2, 4), на котором все здание <...> возрастает в святый храм в Господе, и все верующие устрояются в жилище Божие Духом (Еф. 2, 21–22), принося непрестанно через Христа Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его (Евр. 13, 15).

Независимо от этого всеобщего священства народа Божия, получаемого каждым православным христианином в Таинстве св. Миропомазания, в Церкви существуют особые служения, связанные с должностными дарованиями, получаемыми в Таинстве Священства посредством рукоположения по апостольскому преемству. И все это – по воле Основателя Церкви Христа, Который сказал Своим апостолам: Слушаяй вас, мене слушает (Лк. 10, 16). Об этих благодатных дарованиях св. ап. Павел пишет христианам: иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями <...> Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? (1 Кор. 12, 28–29). Продолжая мысль апостола в духе несомненно отрицательных ответов на эти вопросы, мы вправе спросить: «Все ли священники в благодатно-должностном смысле иерархического служения в Церкви Христовой? И должны ответить: «Само собой разумеется, что не все!» <…>

Следовательно, православное толкование текста (см.: 1 Петр. 2, 5, 9) не допускает никакой недооценки Богоустановленной иерархии, пренебрежения апостольским преемством или уравнивания апостолов с мирянами, пастырей с пасомыми. Наоборот, в конце того же послания св. ап. Петр наставляет пастырей-пресвитеров, как пасти стадо Божие, подавая ему личный пример, за что они получат награду от Пастыреначальника – Христа (см.: Там же. 5, 1–4). Свв. апостолы поставлены Самим Христом управлять Церковью, совершать в ней св. Таинство Причащения (см.: Лк. 22, 18), поучать и крестить (см.: Мф. 28, 19), вязать и решить (см.: Там же. 18, 18), помазывать и исцелять (см.: Мк. 6, 13) и т.д. Апостолы составляют первую иерархию в Христовой Церкви. Они же рукополагали диаконов (см.: Деян. 6, 6), пресвитеров (см.: Там же. 14, 23; Тит. 1, 5) и епископов (2 Тим. 1, 6). Хотя иногда их сопровождали сестры-жены (см.: 1 Кор. 9, 5), они никогда не рукоположили женщину во пресвитера или во епископа. Напротив, они велели женщинам не поучать, а упражняться в безмолвии и полной покорности (см.: 1 Тим. 2, 11–12); Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит (1 Кор. 14, 34).

Ныне в ВСЦ наблюдается прямо обратное – женщины принимаются в качестве «священниц» и даже «епископш». Первая женщина-«епископ» была из методистов, а в июле 1988 года, как уже упоминалось, собор англиканских «епископов» постановил, что женщины могут быть «епископами»! Эти возмутительные нововведения имеют, несомненно, целью разрушить само понятие апостольского преемства в Церкви, ловко его подменив расплывчатым «апостольским преданием», чтобы уйти от конкретного вопроса об апостольском преемстве и рукоположениях, восходящих ко свв. апостолам, которого у протестантов нет. К сожалению, в угоду им поддаются подобному смешению понятий и «православные» экуменисты. Протопресвитер проф. Виталий Боровой, один из составителей Лимского документа 1982 года о Таинствах Крещения, Евхаристии и Священства, ни слова не упоминая об апостольском преемстве, пишет об «органической преемственности апостольского предания» и об «основах исторической преемственности апостольского предания».

К счастью, Священный Синод Русской Православной Церкви под председательством Патриарха Московского и всея Руси Пимена в «Послании о V-й ассамблее ВСЦ и ее результатах» отрицательно отреагировал на священство женщин: «Православная Церковь не может присоединиться к позиции протестантского большинства, допускающего возможность женского священства, нередко выражающего свое отношение к этой проблеме в чуждых Божественному Откровению секулярных категориях. В таинственном единстве все члены Тела Христова являются обладателями ни с чем не сравнимого сокровища жизни. Но призвание всех к святости, наследию вечной жизни и ко всеобщему апостольству не означает призвания всех к сакраментальному священническому служению. Божественная мудрость Христа – Устроителя Церкви – предуказала нам решение данного вопроса. Среди лиц, близких ко Христу, были и женщины, но ни одна из них не была включена в апостольскую Двоенадесятицу. Мы не можем допустить, чтобы Христос, действуя так, делал уступку духу времени. Православная Церковь считает для себя обязательным следование в этом вопросе предначертанной таким образом Самим Господом Иисусом Христом всегдашней и всеобщей церковной традиции. Церковная история не знает примеров сакраментального служения женщин» (ЖМП. 1976, № 4).

Впрочем, эти рассуждения относятся к истинной Богоустановленной благодатной церковной иерархии, восходящей по преемству ко свв. апостолам, которою обладает Православная Христова Церковь как самым драгоценным Божественным даром. Англиканство, его «иерархия», не имеет апостольского преемства и, следовательно, нисколько не отличается от т.н. «иерархии» протестантских религиозных объединений.

Е) ЦЕРКОВЬ – НЕПОГРЕШИМА.

ПРИЗНАНИЯ ИНОСЛАВНЫХ  В ПОЛЬЗУ ПРАВОСЛАВНОЙ  ЦЕРКВИ ПРОТИВ ПАПСКОЙ «НЕПОГРЕШИМОСТИ»

К признакам истинной Церкви можно присоединить еще одну ее отличительную черту – непогрешимость. Православная Церковь непогрешима в исповедании веры, вверенной ей Христом через Его святых апостолов.

Знаменитый французский церковный историк о. Владимир Гетте (1816–1892), бывший католический аббат, по глубокому убеждению перешедший в Православие, в своей статье «Основные начала Православия» пишет: «С точки зрения учения Православной Церкви догмат о непогрешимости Церкви совершенно разумен и может быть принимаем самою притязательною философиею; в сущности он сводится на достоверное свидетельство, непременно износимое христианским обществом о том учении, которое Христос и апостолы сообщили этому обществу. Достоверность этого свидетельства подтверждается, как исторический факт, непрерывными свидетельскими показаниями, которые начинаются и связываются друг с другом от первого века до наших дней. Подобного рода свидетельство до такой степени несомненно, что для опровержения его надобно было бы отвергнуть всю историю, потому что нет другого исторического факта, столь непрерывно продолжающегося, как свидетельство всего этого общества, общества живого во все эпохи и непрерывно утверждающего принимаемое им учение. <...>

Поистине прекрасное зрелище представляет Православная Церковь своим удивительным постоянством в учении! Она видела многие споры; она выдержала многочисленные вражии нападения; она подвергалась неслыханным жестокостям и преследованиям... Но и в несчастии и в поругании, как и во дни славы, она сохранила свое учение: ее основные начала остались тождественными с началами истинного христианства. Она и в наши дни может предложить еретическим „церквам“ свое прекраснейшее учение, какое мир когда-либо слышал!» (Вера и разум. 1884. Янв. С. 25–26).

Дальше о. Гетте противопоставляет православному учению заблуждения Римской «церкви» относительно догмата непогрешимости, которые «очевидно, вытекают из заблуждений, усвоенных ею в учении о Церкви. Еще прежде чем церковь эта приняла самостоятельное деление на церковь учащую и на церковь наставляемую, ее епископы уже приписали исключительно себе одним авторитет учительства, вытекающий из их епископского характера; затем они поместили эту непогрешимость в епископском обществе, соединенном с своим главою, то есть с папою. А в наши дни мы уже слышали, как папа (на I Ватиканском соборе 1870 года) сказал своим епископам: „Я один могут определять догматы; епископы имеют только совещательный голос; я один непогрешим!“ Таким образом, заблуждение, представлявшееся некогда очень невинным измышлением богословской тонкости, в конце концов привело Римскую церковь к ереси и нелепости» (Там же. С. 26).

Сегодня наблюдается полный крах римского лжеучения о папской «непогрешимости», которую в сущности отрицает даже такой ревнитель папистской «традиции», как французский «архиепископ» Марсель Лефевр. После II Ватиканского собора (1962–1965) он заявил о своей оппозиции Риму, не приняв соборные нововведения, и основал в Швейцарии (Экон) собственную «традиционалистскую» семинарию. С тех пор Лефевр рукополагает «священников-традиционалистов», а 30 июня 1988 года без разрешения папы рукоположил четырех «епископов», за что вместе с рукоположенными «епископами» повергся отлучению со стороны папы Иоанна Павла II. Отвечая на вопрос, как он себя чувствует ввиду предстоящего отлучения, Лефевр сказал: «Я спокоен, ибо такое отлучение не имеет никакого значения: я буду отлучен папой-модернистом, хотя сами модернисты были до Иоанна XXIII отлучены папами. Сам современный Рим пребывает в расколе, ибо отделяется и даже противится Традиции. <...> Итак, мы в расколе с теми, кто сам в расколе со своими предшественниками» (Monde et vie. 24.6.1988. P. 11). <…>

Вышеупомянутый о. Гетте после обращения в Православие писал: «Церковь для православного христианства – это христианское общество, существующее со времен апостольских; оно живет единою жизнью; оно не изменяется, потому что не переменяет ничего в Богооткровенном учении; приняв это учение из начала, оно передает его из века в век таким, каким получило его. Верующие (миряне) составляют в нем столько же существенную часть, как и епископы. Эти последние имеют специальный долг наблюдать за христианскими обществами, чтобы в них не могло проникнуть какое-либо нововведение; но и все верующие также имеют право участвовать в сохранении Православия, и они обязаны предостеречь даже самого епископа, если бы он, изменив своему долгу, захотел стать нововводителем.

В церкви Римской осуждают тех людей, которые восстают против заблуждений и злоупотреблений епископской власти. Это ясно открылось во время провозглашения последних ложных догматов о непорочном зачатии и папской непогрешимости. Когда несколько совестливых священников подняли голос против этого новшества, то их осудили, их преследовали всевозможными способами <…>.

В Церкви Православной невозможно, чтобы все епископы изменили своему долгу, потому что они не имеют главою своею так называемого непогрешимого человека; впрочем, в частности, тот или другой епископ, как, например, Несторий, может впасть в заблуждение. Но в этом случае священник или даже простой верующий, указавший на еретика, не только не подвергается порицанию, но еще заслужит прославление и благодарность всей Православной Церкви» (Вера и разум. 1884. Янв. С. 23–24).

<…> Высоким престижем единственной постоянной и безошибочной носительницы Истины святая Православная Церковь обязана своей неизменной преданности той догматической вере, которую унаследовала от Самого Господа Иисуса Христа и Его святых апостолов и которую она утвердила на Вселенских и признанных Поместных Соборах. Отсюда ясно, что догматическое наследие, которое святая Церковь восприняла от Спасителя и усвоила от Его непосредственных учеников, составляет незыблемую и твердую основу (Ср.: Лк. 1, 4), на которой она пребывает на протяжении веков всегда неизменной и неделимой.

Православная Церковь есть твердыня против всяких заблуждений на идеологически-догматической почве; она доныне хранит истину, в которую верует для спасения (См.: 2 Фес. 2, 13), и будет хранить ее до скончания мира, дабы могли истинные чада Божии и в последние времена – времена антихриста – на основании ее отличить истину от заблуждения. Таким образом, Православная Христова Церковь будет помогать всем искренне желающим обрести истину во времена всеобщего отступления (См.: Там же, 3), с тем чтобы они не поддавались бы хитросплетенному обманному учению супротивника Христова, а в обстановке всеобщей измены Христу пребывали бы верными своему Господу и Спасителю и путем правой веры и сообразной с ней добродетельной жизнью достигли бы вечного общения с Ним в Царствии безсмертия.

Свою высокую задачу хранительницы истины святая Православная Церковь и сегодня должна осуществлять через верность вверенным ей твердо и раз навсегда сформулированным догматам и канонам, во исполнение данного ей Спасителем неотменного обещания, что врата адовы не одолеют ее (Мф. 16, 18).

Православному христианину нельзя быть экуменистом, потому что:

1) экуменизм не верит в существование Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви;

2) еретически подрывает православную экклезиологию (учение о Церкви. – Примеч. ред);

3) проявляет неверие в силу Христовых слов, неизменных до скончания мира, о неделимости Церкви (см.: Там же, 28, 20);

4) проповедует совсем новое, противно Православной вере учение о Церкви!

Архимандрит Серафим (АЛЕКСИЕВ),

архимандрит Сергий (ЯЗАДЖИЕВ)

Продолжение следует

Источник: газета «Православный крест» 






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.