главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Может ли защита Церкви сочетаться с богослужебными реформами? (+ВИДЕО)


В сети появилось обращение иеромонаха Богородице-Рождественского подворья с. Федосьино Арсения (Железнова) «К клирикам РПЦ МП "Легенда о Великом Инквизиторе"». В опубликованной видеозаписи отец Арсений читает Евангелие в праздник Святой Троицы 4 июня вопреки традиции Русской Церкви лицом к народу и произносит после этого пламенную антиэкуменическую проповедь... 


Никто не отрицает пагубности экуменизма, и об этом православные сайты постоянно публикуют соответствующие статьи. Однако непонятно, как у наших ревнителей и пламенных борцов с «ересью ересей» может уживаться критика того же экуменизма и богослужебные обновленческие реформы. 

Да, молчанием предается Бог. Именно поэтому будет уместным напомнить досточтимому о. Арсению о недопустимости богослужебных обновленческих реформ и экспериментов у себя в храме. 

Прежде всего возникает вопрос: а какой миссионерский смысл в чтении Евангелия лицом к народу? Разве и так не слышно? Да, на вечерне 1-го дня Пасхи по традиции Евангелие читается священником или архиереем в Царских вратах лицом к народу. Но этот случай специально оговорен Типиконом и тут заложен глубокий смысл этого пасхального чтения: в воспоминание вечернего явления Господа ученикам. 

Елена Тростникова как-то писала о чтении Евангелия за богослужением: 
«Я хочу видеть не лицо священника или диакона, а затылок! И повернутое ко мне текстом Евангелие. Вот сейчас, когда вижу затылок, когда, если близко стою, вижу развернутые страницы – вот он, церковный корабль! Он весь динамически устремлен туда, вперед – в Царские врата, в Царство Божие, в вечность. Он просто-таки взрезает волны! 
Это – боевой клин! И стадо, идущее за пастырем – как на Востоке. 
Евангелие – вершина Литургии оглашенных – и есть это боевое оружие, прежде всего. И чем больше оно отзовется (и плод даст) в душах слушающих, тем оно более – боевое оружие. И мы здесь и сейчас, под его предводительством – вместе с предстоятелем. 
А теперь развернем на 180 градусов – “к народу”. Происходят – для меня – две печально-очевидные вещи. 
    1) Пространство замыкается, из клина в круг, пропадает перспектива безконечности впереди, и алтарь – никак не в фокусе происходящего, вне линии действия. 
    2) Из единого народа Божия (с предстоятелем) распадаемся на “клир и мир”: на того, у кого Евангелие в руках и кому оно принадлежит, на чтущего и разумеющего (с одной стороны) – и просвещаемых, обучаемых, – с другой стороны, по другую сторону... 
Разверни священника к народу – и пропадет единственность Евангелия Пасхальной вечерни, при котором священник овеществляет, являет собою читаемое – как “ста Христос посреде их” после Своего Воскресения. Отец Сергий Правдолюбов из года в год говорит нам про этот вечер, что нельзя не прийти ради этого “лицом к народу”, единственного в году». 

А вот мнение епископа Саратовского и Вольского Лонгина (ныне митрополита): 

«Чтение Священного Писания в алтаре – очень древний обычай, дошедший до нас с тех времен, когда только еще определялся устав богослужения. Действительно, священник, не только при чтении Евангелия, но и при совершении священнодействий, стоит спиной к молящимся. Это свидетельство того, что он предстоит пред Богом: народ находится за ним. Это образ библейский – образ пастыря, пастуха, который, как известно, идет впереди своих овец, своего стада, и ведет его за собой. На практике это проявляется так: священник возглавляет богослужение, от лица людей возносит молитвы к Богу, и, конечно же, он обращен туда, куда обращен народ <…>. 

При чтении Евангелия в алтаре в больших храмах иногда не все слышат слово Божие. Вот почему при службах архиерейских (а архиерейская служба с древнейших времен совершается в крупных храмах, соборах) Евангелие износится из алтаря на середину церкви. И если Вы бывали на такой службе, Вы, наверное, заметили, что протодиакон читает Евангелие на той же самой кафедре, на которой стоит Архиерей – в центре, среди народа, но, опять же, обратившись к Святому Престолу. Лишь однажды в году Евангелие читается лицом к народу: на Пасхальной литургии, когда как бы из дверей Гроба благовествуется о том, что Христос воскрес. 

Если проблема в том, что молящимся плохо слышно и не все могут следить за чтением, можно найти простой выход: при современных технических средствах в храмах устанавливается акустическая аппаратура, и, когда Евангелие читается в алтаре, тем не менее, слышно всем. 

Кстати, католики после второго Ватиканского собора, который принял массу решений о литургических реформах, “повернули” священника лицом к народу. До сих пор в старинных католических храмах Европы можно увидеть такую картину: древний престол, который стоит на своем месте – в алтарной апсиде, забыт и заброшен. И есть небольшой столик, как правило, он стоит посреди людей, иногда даже в проходе между скамьями. На нем священник совершает все службы, обряды, повернувшись лицом к народу. Хотя в свое время было очень много сторонников этого нововведения, оно не улучшило восприятие богослужения молящимися, более того, в очень многих католических приходах Европы люди призывают духовенство вернуться к старой практике, которая сохранилась сегодня в Православной Церкви. Так что не случайно наша Церковь сохраняет эту древнюю традицию: она осмысленна и соответствует содержанию евангельской проповеди». 

И самое главное. Следует напомнить досточтимому о. Арсению, что в распоряжении патриаршего Местоблюстителя новомученика митрополита Петра (Полянского) от 14 сентября 1925 года чтение Евангелия лицом к народу упомянуто в ряду неразрешенных нововведений. Этот канонический документ в нашей Церкви никто не отменял! 

Из Указа Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского): 
C некоторого времени во многих храмах гор. Москвы и Московской епархии замечается введение различных, часто смущающих совесть верующих новшеств при совершении богослужения и отступление от церковного Устава вообще. Как на пример этого можно указать: 
    1) Совершение литургии при открытых царских вратах с устройством торжественной встречи и облачениями среди храма. 
    2) Опущение молений об оглашенных на литургии. 
    3) Чтение Евангелия лицом к народу. 
    ... 
    13) Введение в богослужебную практику русского языка. 
    14) Употребление произвольных возгласов и молитв. 
    15) Произвольное сокращение и изменение богослужебного последования в ущерб молитвенному и праздничному содержанию (выпуск части стихир, канонов, антифонов, в которых картинно и живо изображается Царство Божие, богоугодная жизнь святых, высокая и неизменная радость о Господе даже среди скорбей, — в результате чего остаются только обломки церковного последования). И т. п. 
Я решительно заявляю о недопустимости этих и подобных явлений в церковно-богослужебной практике и возлагаю на обязанность о.о. благочинных неослабленное наблюдение в подведомственных им храмах за уставным совершением богослужений без всяких отступлений от богослужебного чина. Напоминаю, что в свое время, не так давно, московское епархиальное начальство в целях введения единообразия и уставности распубликовало «Единообразный чин богослужения для приходских храмов». Предлагаю этот чин к неуклонному исполнению и предупреждаю, что упорствующие новаторы будут подвергнуты мною взысканиям.    
    Патриарший местоблюститель митрополит Петр 
    благочинный прот. С. Смирнов 
    14 сентября 1925 г. 
(Публикуется по: ЦИАМ, ф.2303, оп. 1, № 232, л. 1-3. Машинопись // Сергий Голубцов, протодиакон. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. С.95.) 

Может быть лучше иным нашим ревнителям и обличителям экуменизма начать с себя и со своих приходов, чтобы требования Типикона, разработанные и утвержденные для нашего спасения, не нарушались, ибо Бог повелел: «не передвигать пределов вечных, которые положили отцы твои» (Прит.22:28). 

Источник: информационное агентство «Информ-Религия»






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.