главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Искаженная духовная реальность Константинопольского Патриарха


«Человеческие боги»

Как сообщалось, Константинопольский Патриарх Варфоломей направил Предстоятелю Элладской Поместной Церкви архиепископу Афинскому Иерониму послание, в котором пригрозил разрывом евхаристического общения с иерархами, отвергающими авторитет организованного и проведенного им минувшим летом на Крите «Всеправославного собора».

Раздражение Константинопольского Патриарха вызвала позиция ряда греческих архиереев, клириков и мирян, которые, по его мнению, своими публичными выступлениями и публикациями в интернете провоцируют верующих разных Поместных Церквей к «мятежу и оспариванию итогов успешно прошедшего Святого и Великого Собора».

Признавая существование немалого числа противников критского форума, глава Константинопольской Церкви назвал их точку зрения «пагубной», «сеющей смущение» в православной среде и даже «нечестивой», а действия – «антицерковными» и «антиканоническими».

Наиболее опасными оппонентами он считает митрополитов Пирейского Серафима и Калавритского Амвросия, а в качестве примера возмутительного деяния была указана поездка нескольких священнослужителей из Греции во главе с профессором Университета в Салониках протопресвитером Феодором Зисисом на переговоры с единомышленниками-антиэкуменистами в Грузию, Болгарию и Молдову.

В своем письме Константинопольский Предстоятель призвал главу ЭПЦ принять действенные меры для «вразумления» противников критского собора, угрожая в противном случае «прещениями, предусмотренными священными канонами», и даже прекращением евхаристического общения.

Мы решили проанализировать эту информацию с нескольких точек зрения.

История Вселенских Соборов свидетельствует, что действительно после их проведения православные разрывали евхаристическое общение с еретиками. Так, в результате Первого Вселенского Собора еретик Арий и его последователи подпали под анафему и с ними было пресечено евхаристическое общение. Второй Вселенский Собор анафематствовал еретика Константинопольского Патриарха Македония, и общение в Таинствах с ним также прекратилось. Отцы Третьего Вселенского Собора наложили анафему на еретика Константинопольского Патриарха Нестория, и он тоже оказался вне канонического общения с Церковью Христовой. На Четвертом Соборе было прервано евхаристическое общение с анафематсвованными Александрийским Патриархом Диоскором и архимандритом Евтихием. Пятый Собор проклял ереси Оригена, Евагрия и Дидима, баснословивших, как и многие современные сторонники экуменизма, о конечности вечных мук; их последователи отпали от Церкви. Аналогично и на Шестом и Седьмом Вселенских Соборах рассматривались учения, выражаясь термином документов критского форума, «иных христиан», с которыми, после наложения на них анафемы, церковное общение стало недопустимым.

В чем же состоит вина Болгарской Церкви, греческих митрополитов Амвросия и Серафима, а также православных верующих Греции, России, Грузии, Сербии, Молдавии и других стран, не признающих решения и «всеправославный авторитет» критского собрания?

Посмотрим на эту проблему с двух сторон. Во-первых – с позиции недовольного обвинителя Константинопольского Патриарха Варфоломея.

Дело в том, что Патриарх Варфоломей считает себя главой Православной Церкви наподобие папы римского в латинской лжецеркви – т. е. восточным папой, которому все православные обязаны безпрекословно подчиняться, как католики повинуются своему понтифику.

Здесь уместно процитировать некоторые положения еретического католического догмата о непогрешимости папы, принятого Первым ватиканским собором:

«Папа есть божественный человек и человеческий Бог. Посему никто не может судить его или о нем. Папа имеет божескую власть, и власть его неограниченна. Ему возможно на земле то же самое, что на небесах Богу. Что сделано папою, то все равно, что сделано Богом. Заповеди его должно исполнять, как заповеди Божии <…>. Во власть и волю папы отдано все, и никто и ничто не может ему противиться. Если бы папа увлек за собой в ад миллионы людей, никто бы из них не имел права спросить его: отец святой, зачем ты это делаешь? (Так, кстати, до сих пор и происходит – папа увлекает в ад миллионы людей, и его никто не останавливает) <…>.

Папа <…> властен из неправды сотворить правду, властен против правды и вопреки правде делать все, что ему угодно, он может возражать против апостолов и против заповедей, переданных апостолами. Он властен исправлять все, что признает нужным, в Новом Завете, может изменять самые таинства, установленные Иисусом Христом <…>

Папа имеет власть над чистилищем и адом. Он – Владыка Вселенной <…>. Никто не имеет права даже мысленно протестовать против его приговора и суда.

Власть папы не имеет меры и пределов. Кто отрицает верховную власть и главенство папы, тот грешит против Святого Духа, разделяет Христа и есть еретик <…>.

Папу не может судить никто <…>. Власть его распространяется на небесное, земное и преисподнее. Он есть подобие Христа, и в его теле живет Святой Дух <…>.Папа есть жених и глава Церкви. Папа не может заблуждаться, он всемогущ, в нем вся полнота власти. Он выше апостола Павла<…>, он может поэтому возражать против посланий апостола Павла и отдавать приказания, противоположные его посланиям <…>. Если папа изрек приговор против суда Божия, то суд Божий должен быть исправлен и изменен. Папа – свет веры и отражение истины. Папа есть все над всем и может все» («Свободное слово Карпатской Руси», № 209–210, 1976 г.).

При прочтении этого текста на ум невольно приходят слова из известной детской песенки советских времен: «Папа может, папа может все что угодно: плавать брассом, спорить басом, дрова рубить. Папа может, папа может быть кем угодно, только мамой, только мамой не может быть».

Однако это не шутка, а догматические нормы католической конфессии, принятые при Пие IX в 1870 году. Первый ватиканский собор в латинской лжецеркви считается вселенским. В 1963–1965 годах состоялся Второй ватиканский «вселенский» собор, на котором догмат о папской непогрешимости был одобрен и окончательно утвержден, и до сих пор он продолжает оставаться основой католической вероучительной доктрины.

Но что дает нам знакомство с содержанием этого лжеучения? Дело в том, что оно является ключом для понимания ситуации, сложившейся ныне в православном мире, – позволяет уразуметь внутренние мотивы действий «восточного папы» Константинопольского Патриарха Варфоломея.

Заменим слово «папа» в приведенной выдержке на «Патриарх Константинопольский» или даже конкретнее – «Патриарх Варфоломей», – и получится весьма многозначительный текст:

«Патриарх Варфоломей есть божественный человек и человеческий Бог. Посему никто не может судить его или о нем. Патриарх Варфоломей имеет божескую власть, и власть его неограниченна. Ему возможно на земле то же самое, что на небесах Богу. Что сделано им, то все равно, что сделано Богом. Заповеди его должно исполнять, как заповеди Божии <…>. Во власть и волю Патриарха Варфоломея отдано все, и никто и ничто не может ему противиться. Если бы он увлек за собой в ад миллионы людей, никто бы из них не имел права спросить его: отец святой, зачем ты это делаешь? <…>

Патриарх Варфоломей властен из неправды сотворить правду, властен против правды и вопреки правде делать все, что ему угодно, он может возражать против апостолов и против заповедей, переданных апостолами. Он властен исправлять все, что признает нужным в Новом Завете, может изменять самые таинства, установленные Иисусом Христом <…>.

Патриарх Варфоломей – Владыка Вселенной <…>. Никто не имеет права даже мысленно протестовать против его приговора и суда.

Власть Патриарх Варфоломей не имеет меры и пределов. Кто отрицает верховную власть и главенство Патриарха Варфоломея, тот грешит против Святого Духа, разделяет Христа и есть еретик».

Вот мы и подошли к ответу на вопрос о «вине» православных, не признающих решения критского собора. Согласно догмату о папской непогрешимости, они – еретики, отвергающие главенство римского понтифика и второго по нем Патриарха Константинопольского Варфоломея. Такова искаженная духовная реальность, в которой живет и действует вот уже четверть века стамбульский первосвященник. А поскольку с еретиками положено прерывать евхаристическое общение, то, с этой позиции, заявления и действия Варфоломея вполне последовательны и правомочны. Но продолжим наш эксперимент:

«Патриарха Варфоломея не может судить никто <…>. Власть его распространяется на небесное, земное и преисподнее. Он есть подобие Христа, и в его теле живет Святой Дух <…>. Патриарх Варфоломей есть жених и глава Церкви. Патриарх Варфоломей не может заблуждаться, он всемогущ, в нем вся полнота власти. Он выше апостола Павла <…>, он может поэтому возражать против посланий апостола Павла и отдавать приказания, противоположные его посланиям <…>. Если Патриарх Варфоломей изрек приговор против суда Божия, то суд Божий должен быть исправлен и изменен. Патриарх Варфоломей – свет веры и отражение истины. Патриарх Варфоломей есть все над всем и может все».

Последний отрывок, раскрывающий учение о «восточном папе», позволяет понять причину раздражения Константинопольского Предстоятеля точкой зрения греческих иерархов, клириков и мирян, выступающих против итогов проведенного под его диктатом и под присмотром американских спецслужб критского собрания. Объясняет он и возмущение Патриарха Варфоломея поездкой нескольких священнослужителей из Греции во главе с протопресвитером Феодором Зисисом в Грузию, Болгарию и Молдову.

Он вполне конкретно обозначает и исходную точку утвержденного критским форумом отступления от канонических постановлений Вселенских и Поместных православных Соборов о браке и молитве с еретиками, а также легализации им экуменической деятельности и сотрудничества с влиятельной международной неправительственной еретической организацией «Всемирный совет церквей». Если уж папа может изменять Новый Завет и издавать постановления, противоречащие посланиям святого первоверховного апостола Павла, то ясно, что правила Вселенских Соборов для «восточного папы» аналогично не авторитетны. Тем более по образованию, по диплому, полученному в Папском восточном институте, Патриарх Варфоломей является кодификатором церковных канонов – специалистом по сокращению, изменению и удалению правил из канонических сборников.

В своем послании Константинопольский Предстоятель не ограничился выражением возмущения, но призвал архиепископа Афинского и всей Греции принять в отношении наиболее непримиримых противников критского собора карательные меры. Т. е. он фактически предложил митрополиту Иерониму стать греческим «папой» – аналогом римского и себя, «восточного». Также, как мы помним, последовала угроза разрыва евхаристического общения.

Разрыв евхаристического общения – это уже раскол. Выше мы рассмотрели сложившуюся ситуацию в свете решений Первого и Второго ватиканских соборов, с точки зрения внутренней мотивации «восточного папы» Варфоломея. Взглянем теперь на нее со святоотеческой стороны.

По учению Православной Церкви догмат о папской непогрешимости еретичен. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Папизм – так называется ересь, объявшая Запад, от которой произошли, как от древа ветви, различные протестантские учения. Папизм присваивает папе свойства Христа и тем отвергает Христа. Некоторые западные писатели почти явно произнесли это отречение, сказав, что гораздо менее грех – отречение от Христа, нежели отречение от папы. Папа есть идол папистов, он – божество их. По причине этого ужасного заблуждения благодать Божия отступила от папистов, они преданы самим себе и сатане – изобретателю и отцу всех ересей» (О ереси и расколе. Православное чтение. М., 1992. № 5–6. С. 5).

«Была одна Церковь на земле с единою верою, – объясняет другой святой святитель Феофан Затворник. – Но пришло искушение, – папа со своими увлекся своемудрием и отпал от единой Церкви и веры» (Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. М., 1892. С. 45).

Особенно сильно восстает на лжедогмат о папской непогрешимости Кронштадтский чудотворец протоиерей Иоанн Сергиев: «Единая глава Церкви небесной, земной и преисподней –Христос Бог. Может ли человек папа быть главою Церкви, сущей на Небесах? Не может. Да и вообще может ли быть главою всей земной Церкви и распоряжаться участью земною и загробною – папа, человек грешный? <...> Прочитайте историю пап: каковы они были? Много ли было из них достойных своего седалища? И только в первые века было несколько достойных, а в последующие века сколько было недостойных и порочных к стыду всей римской церкви! Это ли главы церквей?», – риторически вопрошает он (Живой Колос. Выписки из дневника за 1907–1908 гг. СПб, 1909. С. 37–38).

«Папы вообразили себя главами Церкви и основанием ее, и даже наместниками Христовыми, что нелепо и ни с чем не сообразно, – также пишет святой. – А отсюда все кичение римских пап и их давнишняя претензия на главенство и самовольное управление всею Вселенской Церковью. Ну, уж и натворили папы в своей папской церкви разных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере, и в жизни! Это вполне еретическая церковь» (Там же. С. 35).

В следующем высказывании святой праведный отец Иоанн обращает внимание на сатанинскую гордость в догмате о папской непогрешимости: «Паписты, признав главою церкви папу, возвели его на престол вместо Христа и обоготворили его, а Христа поставили на задний план. Папу сделали наместником Христа, между тем как Христос с нами пребывает во все дни до скончания века (см.: Мф. 28, 20). Но посмотрите, сколько заблуждений допущено в папской (а не Христовой) вере, странных заблуждений, богохульных, – и вы с негодованием и ужасом отвернетесь от нее! – О, гордость человеческая! О, гордость сатанинская! Папа будто непогрешим! О, иезуитство!» (Там же. С. 36).

У преподобного аввы Дорофея есть рассказ об одном гордом монахе: «Сначала если кто из братий говорил ему что-либо, он уничижал каждого и возражал: „Что значит такой-то? Нет никого достойного, кроме Зосимы и подобного ему". Потом начал и сих охуждать и говорить: „Нет никого достойного, кроме Макария". Спустя немного начал говорить: „Что такое Макарий? Нет никого достойного, кроме Василия и Григория". Но скоро начал охуждать и сих, говоря: „Что такое Василий? И что такое Григорий? Нет никого достойного, кроме Петра и Павла". Я говорю ему: „Поистине, брат, ты скоро и их станешь уничижать". И поверьте мне, чрез несколько времени он начал говорить: „Что такое Петр? И что такое Павел? Никто ничего не значит, кроме Святой Троицы". Наконец, возгордился он и против Самого Бога и таким образом лишился ума» (Преподобного отца нашего аввы Дорофея душеполезные поучения. Слово второе о смиренномудрии).

Тоже произошло с римскими понтификами. Что если не сумасшествие утверждение догмата Первого ватиканума о том, что папа выше апостола Павла и если он изрек приговор против суда Божия, то суд Божий должен быть исправлен и изменен?!

А поскольку неписанный догмат о непогрешимости «восточного папы» имеет в своем фундаменте это римское лжеучение, то святоотеческие высказывания относятся и к нему. Поэтому еретик – не тот, кто отвергает непогрешимость папы, а, напротив, те, кто этот догмат признают. Поэтому если Патриарх Варфоломей разорвет евхаристическое общение с Болгарской Православной Церковью, а также рядом православных иерархов, священнослужителей и мирян, не приемлющих решения критского собора, то в расколе окажется, разумеется, он сам, «восточный папа».

Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирают ю и во огнь влагают, и сгарает (Ин. 15, 6).

Дмитрий Мельников

Источник: газета «Дух христианина»






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.