главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Юлианский календарь – часть предания Церкви


В № 13 (157) «ПК» было напечатано письмо иподиакона А. Афанасьева с вопросом об искажении учения о Петровом посте в книге архимандрита Епифания (Феодоропулоса) «Две крайности: экуменизм и зилотство» (М.: Издательский дом «Святая Гора», 2006). Мы попросили ответить читателю протоиерея Алексия Соколова и опубликовали полученный отклик. Но спустя некоторое время батюшка прислал нам более развернутый анализ указанного издания и предложил также разместить его на страницах газеты, посетовав, что эта книга уже около десяти лет распространяется в православных лавках, отравляя неокрепшие в вере души ядом обновленчества.

В статье «О совместном праздновании Пасхи» архимандрит Феодоропулос признается, что участвовал в подготовке «восьмого вселенского собора» со стороны Элладской Церкви. В 1968 году он входил в состав комиссии ЭПЦ, разрабатывавшей проект соборного решения на тему календаря.

Отец Епифаний пишет: «При формулировании своих замечаний я не преминул высказать свое (здесь и далее выделения свящ. А.С., – примеч. ред.) мнение о совместном с инославным праздновании Пасхи <…>. Наконец, возникает вопрос: какие именно предложения будет содержать сообщение Элладской Церкви? Думаю, что, в общих чертах, следующие: а) историческую часть, речь в которой пойдет о календарях в целом, особенно о юлианском и григорианском, а также о современном состоянии Поместных Церквей в свете календарного вопроса; б) практическую часть с конкретными рекомендациями, которые суть следующие…»

Далее автор предлагает свое «решение» календарной проблемы – проголосовать по этому вопросу на «Всеправославном соборе», и если большинство иерархов выступит за «новоюлианский» календарь, то всем Церквам следует его принять.

Вот подлинные слова архимандрита: «Календарное разделение между членами Православной Церкви должно быть преодолено через принятие всеми Поместными Церквами единого календаря. Если большинство отдаст предпочтение юлианскому календарю – то тогда все новостильные Церкви должны будут вернуться к нему; если исправленному юлианскому – тогда все старостильные Церкви должны будут исправить свой календарь».

Кому-то такое предложение может показаться вполне благоразумным. Но с православной точки зрения оно неприемлемо, ибо истина определяется не превосходством голосов. Очевидна также обновленческая позиция самого «миролюбивого» автора, поскольку отец Епифаний прекрасно знал, что большинство Поместных Церквей – на момент написания текста 9 из 14 – под давлением экуменистов из иерархии и государственных властей перешло на новый стиль. В декабре 1968 года к ним присоединилась Болгарская Патриархия, и число сторонников святоотеческого летосчисления сократилось до четырех (хотя по количеству прихожан одна только Русская Церковь с лихвой превосходит всю новостильную десятку). Да и в руководстве этих сохранивших верность Преданию Церквей присутствовали архиереи-экуменисты, чаявшие осуществить календарную реформу.

Так, богословскую комиссию по разработке проектов резолютивных документов для «всеправославного собора» от РПЦ в том же 1968 году возглавлял известный филокатолик митрополит Никодим (Ротов), и в отношении календаря эта комиссия постановила: «Наиболее естественный путь решения календарно-пасхалической проблемы – переход всех Поместных Православных Церквей на исправленный (новоправославный или григорианский) календарь – и в части месяцеслова, и в части Пасхалии».

На таком фоне «демократичный» подход «борца с экуменизмом» архимандрита Феодоропулоса, конечно, выглядит «мудрым». Тем более что далее он делает и «снисходительное» дополнение: «Если от исправления [календаря] по какой-либо уважительной причине откажутся хотя бы две-три Церкви, тогда большинство должно будет уступить и, ради богослужебного единообразия, во всех Церквах должен быть введен юлианский календарь».

Но речь, как видим, опять-таки идет не о том, что один календарь – истинный, а другой – ложный, а лишь об «уступке» до более благоприятного для модернистов момента.

И на самом деле страшно представить, что бы произошло, если бы «восьмой собор» состоялся во второй половине прошлого века, ибо убеждения участвовавших в его подготовке иерархов (которые, как свидетельствуют многие исторические факты, не были позициями целых Поместных Церквей!) вполне позволяли им осуществить календарную реформу.

Между тем, постановление Великого Константинопольского Собора 1583 года гласит: «Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь святых Вселенских Соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям святых Соборов и хочет их изменить и ослабить – да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных». Это решение подтвердили Константинопольские Соборы 1587 и 1593 годов.

Но архимандрит Феодоропулос, ничтоже сумняшеся, отметает законные анафемы, и далее в книге находим причину его легкомысленной позиции. В статье «Открытое письмо к братьям-старостильникам» он пишет: «Разве существуют соборные решения относительно нового стиля? <…> В действительности <…> не существует соборных решений, направленных против исправленного юлианского календаря, на который перешла Элладская Церковь. Существующие соборные решения осуждают григорианский календарь, игнорирующий решение Первого Вселенского Собора о праздновании Пасхи и существенно задевающий Пасхалию. Однако исправленный юлианский календарь оставил Пасхалию в совершенной неприкосновенности. Кроме этой весьма и весьма существенной разницы, между двумя календарями, григорианским и исправленным юлианским, есть еще одно отличие, чисто хронологическое: исправленный юлианский календарь на четыре столетия имеет 100 високосных лет, в то время как григорианский имеет лишь 97 високосных лет. Это означает, что по прошествии 1600 лет с настоящего времени мы снова будем иметь с григорианским календарем разницу в 13 дней. Итак, одно дело – григорианский календарь, о котором есть соборные решения, и другое – исправленный юлианский, который ввела Элладская Церковь, который нисколько не затронул Пасхалию».

Читателю предлагается принять это оправдание на веру. Но человек, хоть немного знакомый с рассматриваемым вопросом, не может не знать, что «исправленный юлианский календарь» до 2800 года абсолютно точно совпадает с григорианским. Соответственно, он несет на себе и все его погрешности, запечатленные святоотеческой анафемой.

Давайте еще раз вдумаемся в слова постановления Великого Собора 1583 года: «Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь святых Вселенских Соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать…»

А разве живущие по т. н. «исправленному юлианскому календарю» следуют обычаям Церкви и канонам Соборов о Пасхе и месяцеслове? Нет! Сам же отец Епифаний признает, что они сохраняют только Пасхалию, закономерно не приводя текст анафематизма, который прямо опровергает его аргументы.

Но посмотрим далее, что говорят Отцы: «…А желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям святых Соборов и хочет их изменить и ослабить – да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных».

Неужели новостильники не следуют до 2800 года григорианскому календарю? Следуют. И разве введение Патриархом-масоном Мелетием (Метаксакисом) и его соратником Афинским архиепископом Хризостомом (Пападопулосом) т. н. «исправленного юлианского календаря» – не противно определениям святых Соборов и не направлено на их ослабление и отмену? Это дело – календарная реформа – говорит само за себя: именно ради достижения указанных целей экуменисты и пошли на создание раскола в Православной Церкви. Поэтому к ним и их последователям безусловно относятся анафемы Отцов Константинопольских Соборов.

Подвижник благочестия, выдающийся русский богослов начала XX века архиепископ Феофан Полтавский в своей работе «Краткие канонические суждения о летосчислении», построенной в форме катехизиса, писал:

«Вопрос: Не высказывалось ли пастырями Православной Церкви, на основании вышепоименованных правил церковных, особых суждений о стиле?

Ответ: Высказывалось многократно – по поводу введения нового римского календаря – и в частных собраниях, и соборно. Доказательство: Доказательством сего служит нижеследующее: прежде всего, современник римской календарной реформы Вселенский Патриарх Иеремия II немедленно в 1582 году осудил со своим Синодом новое римское летосчисление как несогласное с Преданием Церкви. В следующем же (1583) году, при участии Патриархов: Александрийского Сильвестра и Иерусалимского Софрония VI, созвал церковный Собор. Собор этот признал григорианский календарь несогласным с правилами Вселенской Церкви и с постановлениями Первого Вселенского Собора о порядке исчисления дня святой Пасхи. Трудами сего Собора явились: соборный Томос, изобличающий неправоту и неприемлемость для Православной Церкви римского календаря, и каноническое соборное постановление – Сигиллион от 20 ноября 1583 года. В этом Сигиллионе все три упомянутых Патриарха со своими Синодами призывают православных твердо и неуклонно, даже до пролития своей крови, держаться православного месяцеслова и юлианской Пасхалии, угрожая нарушителям сего анафемою, отлучением от Церкви Христовой и собрания верных».

Если же и после приведенных слов владыки Феофана осуждение «новоюлианского» календаря церковными Соборами кому-то кажется неочевидным, сошлемся на авторитетное мнение святителя Августина Иппонийского: «Неужели нужно собирать Собор, чтобы обличать <…> явную погибель? Как будто никакая ересь никогда не была осуждена без созвания Собора, тогда как, напротив, известны весьма немногие ереси, для обличения которых открывалась такая необходимость, а многие, и притом большее число, где являлись, в тех местах и подвергались справедливому обличению, и уже оттуда давалось это известие всем прочим Церквам для предостережения».

Подлинно так: «исправленный юлианский календарь» сам осуждает себя и своих приверженцев, ибо в Церкви Христовой все взаимосвязано, и календарная реформа затрагивает не только проблему летосчисления, но и другие составляющие нашей веры.

В частности, она вступает в противоречие с догматом о святости Церкви, выраженным в девятом члене Никео-Цареградского Символа: «Верую <…> во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Принятием в ХХ веке т. н. «исправленного», якобы «улучшенного» календаря новостильники отвергли почти двухвековую историю Православия, оскорбили безчисленные сонмы святых Божиих, спасавшихся по святоотеческому юлианскому календарю, т. е. по сути посягнули на святость и непорочность Христовой Церкви.

Календарная реформа повлекла за собой попрание «Типикона» – богодухновенной книги, отражающей столетиями вырабатывавшийся Святыми Отцами церковный Устав. Возможно, для архимандрита Феодоропулоса это «сущие мелочи», но угодники Божии, чья святость засвидетельствована множеством чудотворений, полагали совсем иначе.

Например, святитель Серафим Богучарский писал: «Если в силу канонических оснований принятие нового стиля во всей его полноте для нас недопустимо, то точно так же недопустимо для православных христиан принятие нового стиля и в компромиссной форме. Этот компромисс в последнее время наблюдается в жизни некоторых Православных Церквей и проявляется в том, что Пасха празднуется по старой православной Пасхалии, а все непереходящие, неподвижные праздники празднуются по новому стилю. Но такой смешанный календарь не может быть принят православными, так как он влечет за собою нарушение других церковных установлений, о коих говорит нам Устав и которые свято и неуклонно нами должны соблюдаться, поскольку не должны мы выходить из послушания Матери нашей Церкви. Новостильники грешны этим непослушанием. Мы так говорим, имея в виду нарушения ими требования Устава касательно неподвижных праздников».

Далее святой приводит примеры конкретных искажений (относительно празднования Благовещения Пресвятой Богородицы, памяти Сорока Севастийских мучеников и др.) и так заключает свои рассуждения: «С точки зрения Православной веры такое пренебрежительное отношение к „Типикону“ чад Святой Церкви недопустимо, как недопустимо наше отступление от догматов и канонических правил. И это понятно. Как наше пренебрежение догматическими и каноническими определениями ведет к отступлению от Православия, так к тому же отступлению ведет и указанное пренебрежение „Типиконом“. Ведь „Типикон“ есть для нас священный закон, руководствующий нас в нашем православном богоугождении богослужениями, праздниками и постами. „Типикон“ есть святая книга, связанная с именем дивного сосуда благодати, преподобного Саввы Освященного, и принята Православною Церковью как одна из основоположительных книг. Типикон есть не что иное, как голос Матери нашей Церкви. И к этому голосу мы должны относиться не с пренебрежением, а с безусловным и неуклонным послушанием, если хотим быть верными и преданными Святой Церкви и всем ее православным нормам».

Я уже не единожды сталкивался с новостильной обновленческой пропагандой в «православной» литературе. Но книга архимандрита Феодоропулоса среди прочих, пожалуй, может претендовать на первенство в лукавстве, с которым читателю навязываются модернистские взгляды. Название – «Две крайности: экуменизм и зилотство» – намекает, что этот труд содержит указание «царского», среднего пути ко спасению, исключающего уклонения в ересь и неразумную ревность. Однако в действительности в качестве эталона непогрешительного стояния в вере предлагается не Предание Церкви, а греческое обновленчество ХХ века.

Но каков же истинный «царский» путь ко спасению? Обретший его Божий угодник, святой праведный Иоанн Кронштадтский отвечает на этот вопрос так: «Благодарю Господа и Святую Матерь мою, Церковь, непорочную и нетленную Невесту Христову, что она указала, уровняла, угладила мне верный путь ко спасению, отсекши на Соборах Вселенских и Поместных все ереси и расколы, которые могли служить крайним преткновением и препятствием ко спасению в Боге, – что она мужественно, со славою победною отборолась со всеми гонителями веры и отстояла мне царский путь святой истины, вводящий в Жизнь Вечную!»

Источник: газета «Православный крест» №15 (159) от 01 августа 2016 г.






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.