главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Введение нового стиля на Валааме. Стоит ли рисковать своим спасением?


<!-- [if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE

 2015 год избран рубежным церковными реформаторами, которые решились окончательно сломить сопротивление ревнителей Православия, и провести обновленческие реформы в жизнь Церкви Христовой. В связи с этим возникает вопрос, какая судьба ждет православное монашество. «Ищи будущее в прошлом», – часто повторяет Т. Грачева, известный православный аналитик, публицист и писатель. Потому, для ответа на поставленный вопрос, проследим малую репетицию его – введение папского григорианского стиля в 20-е годы XX в. на Валааме.
9-10 марта 1921 г. состоялся созванный по инициативе властей чрезвычайный собор Финляндской Церкви, который постановил ввести повсюду с 5 октября григорианский стиль. Постановление было представлено на рассмотрение и утверждение правительства и отправлено патр. Тихону для получения его благословения. При этом было сказано, что «постановление о стиле входит в силу сразу же после утверждения его правительством государства; после того, как это постановление будет введено в употребление, оно является обязательным». Т.е. сразу же календарная реформа пошла с нарушениями канонического церковного строя. Хвост попытался управлять головой. Автономная Церковь без благословения Патриарха приняла какое-то постановление, а потом поставила его в известность. Согласно церковному порядку, необходимо сначала испросить благословение, а уже только потом принимать какие-либо решения. В мирное время так и было, но в ту пору в России полыхал красный террор и финские церковные разбойники, пользуясь этим, попытались воровским способом присвоить не принадлежащие им права. В октябре 1921 г. пришел ответ от патр. Тихона, согласно которому «благословение Святейшего Патриарха на проведение в жизнь указанного постановления не может быть дано...».
Получив патриарший ответ, глава Финляндской Церкви архп. Серафим (Лукьянов) объявил о приостановке действия соборных решений по введению григорианского стиля. Все монастыри его поддержали, а состоявшее из еретиков-лютеран правительство развернуло гонения на православных, желая продавить силой принятие папского еретического календарного стиля. Началось острое противостояние между Православной Церковью и государством.
Видя, к чему идет дело Валаамские старцы начали готовиться к гонениям. Незадолго перед календарной смутой иеросхимонах Михаил (Питкевич), тайно заготовил десять тысяч Частиц Святых Даров, которыми впоследствии и причащались ревнители Веры в период распрей о стиле. Кроме того Святые Дары тайно заготовлялись и другим учеником старца Михаила Старшего иеромонахом Тимоном.
К сожалению, архиеп. Серафим не имел ясного представления о сути календарного вопроса и несколько раз менял свою позицию из-за ложно понятого «послушания». Так случилось и в очередной раз, когда Патриарх Тихон, введенный в заблуждением Метаксакисом, объявил о введении в Русской Церкви нового стиля. Архп. Серафим прибыл на Валаам для проведения календарной реформы, но встретил решительное сопротивление ревностных монахов, пять из которых были отправлены в Выборгскую тюрьму, где их допрашивал губернатор. Архп. Серафим назначил им следующие наказания: иерм. Авраам, первым начавший  выступления против нового стиля, на три месяца был запрещен в священнослужении. Еще один иеромонах также был запрещен в служении и выслан в дальний скит до раскаяния. Шесть монахов были отлучены от Причастия, лишены мантии и сосланы в дальние скиты до раскаяния. Один из этих ревнителей Православия, подражая подвигу свт. Николая Чудотворца, плюнул на архп. Серафима, входившего в собор для совершения богослужения на праздник преп. Сергия и Германа. Иросхим. Антоний, который не благословлял своих духовных чад и братию ходить в храм и причащаться у новостильников, а запасаться антидором и святой водой, и считавший новый стиль ересью, был сослан в Сергиевский скит с запретом принимать кого-либо на исповедь и быть старцем.  
Здесь немного остановимся и вникнем в описанную картину. Все это повторится и в России, если, не дай Бог, на предстоящем в 2016 г. соборе будет принято постановление о введение нового стиля во всех Поместных Православных Церквах, только масштабы раздоров и острота противостояния будут в десятки, если не в сотни раз крупнее и сильнее. Но вернемся к истории Валаамской смуты.
Финское лютеранское государство обратилось в Константинополь за предоставлением автокефалии для Финляндской автономной Церкви Московского Патриархата. Патриарх-еретик Мелетий (Метаксакис) немедленно принял Финляндскую Церковь под свой омофор, но предоставил автономию. В декабре 1923 г. власти уволили архиеп. Серафима и он был заключен в Коневском монастыре. Удивительно, как быстро последовало наказание Божие ему за гонения на валаамских исповедников. На его место был избран эстонец свщ. Герман Аав (1878–1961). В письме к Патриарху Мелетию архиеп. Серафим сообщил о нем следующие сведения: Аав о канонах православной Церкви говорит как об отживших свой век, был женат два раза и имеет 11 человек детей, из них 6 малолетних. Но Метаксакису именно такой человек и был нужен. 8 июля 1923 г. Патриарх Мелетий и другие фаннариоты совершили хиротонию Аава, без его пострижения в монашество, во епископа Сортавальского, совершив акт раскола. Его можно охарактеризовать, как крупного модерниста, деятеля обновленчества, который «поощрял экуменические контакты с католиками и лютеранами».
8.11.23 г. Патриарх Тихон выслал архиеп. Серафиму новое распоряжение, где сообщает о решении отложить введение нового календарного стиля. Распоряжение пришло, когда архиеп. Серафим уже был не у дел.
Здесь невольно вспоминаются пророческие слова преп. Анатолия II Оптинского: «Чадо мое, знай, что в последние дни... наступят времена тяжкие. И вот, вследствие оскудения благочестия, появятся в Церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали Святые Отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни. От того ереси распространятся всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Святой Троицы, Божества Иисуса Христа и достоинства Богородицы, а незаметно станет искажать преданное Святыми Отцами от Духа Святаго учение Церкви, и самый дух его и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении». Эти слова отражают суть обстановки, сложившейся в Финляндской Церкви в 20-е годы прошлого века.
Еп. Аав по возвращению поспешил явиться на Валаам. Выглядел он странно – был выбрит и подстрижен, на руке имел два кольца, по улице ходил в мирском сюртуке. Многие монахи и миряне не решились подойти к нему под благословение и молиться с ним за богослужением. В монастыре начались волнения среди братии и настоятель попросил Аава покинуть обитель. Тот вскоре распорядился выслать в Сербию пятерых наиболее стойких монахов.
Пасху 1924 и 1925 г.г. валаамцы отпраздновали по православному. Все они наотрез отказывались праздновать ее по григорианскому стилю. Им. Харитон обивал пороги финских властей, добиваясь разрешения правительства не переходить им на новый стиль. В монастыре служились молебны Божией Матери и преп. Сергию и Герману о том, чтобы разрешили Валааму праздновать Пасху по-православному, но правительство ходатайство отклонило, а в Церковном Управлении заявили – если монастырь не примет новый стиль, его разгонят.
Валаамские монахи вели интенсивную переписку по поводу текущего с ведущими иерархами, и с афонскими старцами. Братия старалась избежать раскола. Некнижные монахи начали штудировать учебники по догматике и церковному праву. По кельям постоянно происходили совещания.
Церковное Управление (ЦУ) тем временем вело следствие над монахами-неновостильниками. В 1925–26 гг. из монастыря и страны было изгнано 42 монаха, среди которых были старцы и заслуженные иеромонахи, прожившие в монастыре 20-30 лет. Еще три монаха уехали по собственному желанию. Валаамский письмоводитель мон. Иувиан писал: «Высланные из монастыря иноки, продолжительное время томились в пустом доме близ г. Сердоболя, претерпевая разные лишения, причем один из старейших священнослужителей, иром. Потапий, скончался от разрыва сердца […] Его похоронили в Сердоболе, т. к. не могли добиться разрешения на погребение в монастыре». Вечная память исповеднику Христову.
В сентябре 1925 г. в Финляндию по приглашению ЦУ для урегулирования вопроса о календарном стиле приехал новостильный греческий Фиатирский митрополит Герман, соратник Метаксакиса. Мон. Иувиан пометил о нем в своих записках: «Профессор Н.Н. Глубоковский предупреждал нас о приезде этого типа такими знаменательными словами: "едет к вам змий, который жалит не в пяту, а самое сердце!”». Он вступил в молитвенное общение с Аавом, отслужившим в 1925 г. Пасху по григорианской пасхалии, чем подпал под анафемы I Вселенского Собора. По прибытии греческого митрополита Аав вместе с ним направился на Валаам.
С их приездом вся братия «разбрелась по лесу». «Соборные отцы категорически отказались от сослужения с гостями. «Эконом Харитон, хотя и согласился служить, но игумен опасался за него, как бы в последнюю минуту он не увильнул; так приблизительно чуть и не случилось: он уже намерен был ехать торговать яблоками, но тут игумен показал свою решительность и повернул его […]». С большим трудом «согнали» требующееся число священнослужителей и служба состоялась. Причем «иподиаконы выкинули некрасивую дипломатию, не подходили причащаться, якобы, что много дела, но Архидиакон без всякой церемонии взял одного из них за шиворот и привел к Епископу Герману: Вот, Владыко, Ваш ставленник, а не желает с Вами причащаться. Владыка Герман даже изменился в лице, но ничего не ответил». Во избежание скандала игумен Павлин и эконом служат с гостями. После службы митрополит Герман много говорит о церковной икономии, но его не слушают. После их отъезда братия отказывается сослужить с игуменом и экономом. «Мало кто стал ходить молиться в собор. Сделалось немножко жутко»» . Некоторые монахи стали резонно требовать, чтобы «оскверненные» новостильниками храмы были вновь освящены.
ЦУ возбудило «дело» в церковном суде. 10.11.25 г. на Остров прибыла следственная комиссия. Монахов обвинили в самовольном «уклонении от церковного общения со своим Архиереем, в произвольном толковании канона о Пасхе и в плохом приеме начальственных лиц». Весь духовный собор обители: духовник – старец иеросхим. Михаил, наместник иером. Иоасаф, казначей иером. Иероним, начальник канцелярии иером. Поликарп, ризничий иером. Митрофан и благочинный иером. Иона – попали на церковный суд. Некоторых запретили в служении, разослали в дальние скиты на черные работы и заменили лояльными к распоряжениям ЦУ лицами. В процессе следствия выяснилось, что в общении с настоятелем остаются 170 монахов, а 133 отказываются. Церковный суд нашел среди валаамцев 225 противников нового стиля. У монахов, хранивших верность Истине, были истинные духовные вожди, не испугавшиеся потерять своего положения и сана.
В июне 1926 г. ЦУ произвело еще один «суд», более походивший на Синедрион, где всю братию опрашивали об их отношении к Константинопольскому патриарху, к архиеп. Герману, к иг. Павлину и к новому стилю. Некоторые монахи исповедали свою преданность Русской Православной Церкви, за что претерпели высылку из монастыря и страны. Большая часть братства заявила, что Константинопольского патриарха, и архиеп. Германа признают, но евхаристического общения с ними иметь не будут, а игумена слушают во всем, кроме церковного вопроса. Некоторые совершенно справедливо назвали Финляндскую Церковь – «раскольнической», а архиеп. Германа – «мирянином».
Большая часть изгнанников правды ради смогла при материальной поддержке благотворителей перебраться в Сербию. Другая группа их вернулась в Россию и поселилась в Петрограде и Москве, где почти все они приняли мученическую смерть за Христа от богоборцев. Их исповеднический подвиг в защиту веры от еретиков – лютеран и православных» обновленцев, завершился мученической смертью от беснующихся безбожников.
Высланные из монастыря монахи, в большинстве своем были молодые, работоспособные, наиболее достойные насельники. Их изгнание обескровило все братство как в отношении священнослужения, так и – выполнения хозяйственных работ, из-за чего «новостильному» начальству пришлось вернуть сосланных в дальние скиты монахов. В связи с этим гонения на валаамских монахов неновосильников начали угасать. Братии разрешили устроить свой храм в бывшей гончарной мастерской монастыря и совершать там богослужения по святоотеческому стилю.
В 1927 г. из монастырской братии в 310 человек, осталось 75 верных истине. Некоторые из них посещали церковь, но не причащались. Другие совсем воздерживались от посещения оскверненных новостильниками храмов. В то же время вся неновостильная братия назначаемые хозяйственные работы исполняла добросовестно, только в праздники по святоотеческому стилю не выходила на послушание. В эти годы ЦУ отменило на Валааме строгий Назариевский Устав, введенный саровским насельником иг. Назарием.
В 1927 г. был сформирован новый состав Учебного Министерства Финляндии. ЦУ получило от Министерства выговор за политику в отношении Валаамского монастыря и «предписание: монахов за границу впредь не высылать и к стильному вопросу быть более терпимым, не колебать авторитет Церкви». Но вскоре гонения на ревнителей возобновились.
19.10.1927 г. ЦУ провело очередное заседание суда в монастыре. По делу проходили 46 человек, из которых 13 не явились. Их обвиняли в нарушении монастырского порядка и неподчинении властям. Главным ответчиком с православной стороны на суде стал мон. Иувиан (Красноперов), зачитавший «Заявление в Церковный суд от братии Валаамского монастыря» – наиболее полное и аргументированное отражение позиции ревнителей Веры. В заявлении сказано, что ввиду того, что еп. Герман трижды нарушил канон о Пасхе и воздвиг гонения на неновостильников, отцы не будут иметь молитвенного общения с ним до соборного выяснения обстоятельств. Помня монашеские обеты, во всех внешних делах и послушаниях они повинуются своему игумену. Все гонения за старый стиль принимают ради Господа. Но в духовном отношении не могут идти за своим игуменом, т. к. он имеет молитвенное общение с новостильниками. Авторы не имеют вражды или ненависти к инакомыслящим, но не могут входить в духовное общение с нарушителями святых канонов. Под заявлением стояло 30 подписей. Подписавшиеся монахи выступили борцами за сохранение церковного законодательства, однако беззаконный суд Финляндской Церкви признал их виновными. 9 священнослужителей были запрещены в служении, 19 монахов были лишены мантии до раскаяния. Остальные 9 монахов признаны виновными, но во внимание к их старости и слабому здоровью освобождены от наказания.
21.05.34 скончался возглавлявший старостильное движение, бывший духовник монастыря, иросхим. Михаил (Попов). Его так и не перевели в монастырь, он жил на островном скиту, болел. Скончался он в лодке от разрыва сердца. Лодку понесло в озеро, где ее позже нашли и на буксире отогнали в монастырь.
Несмотря на разномыслие по поводу нового стиля Валаамская братия вела высокую духовную жизнь. Общая благочинническая ревизия Валаамского монастыря 1937 г. докладывала о религиозно-нравственном состоянии братства: свято чтящие монашеские традиции, Валаамцы «еще и по сей день производят впечатление подвижников древности»
В результате советско-финской войны к Советскому Союзу отошла вся территория Карельского перешейка и Северное Приладожье. В марте 1940 г. экстренно была эвакуирована с Валаама оставшаяся братия во главе с иг. Харитоном. Было куплено поместье в Папинниеми, где основали Новый Валаам. Но и здесь сохранялось разделение – обедать сходились вместе, а Богу молились врозь.
В сентябре-октябре 1945 г. Финляндию посетил митр. Ленинградский Григорий (Чуков), который предпринял попытку вернуть Финляндскую Церковь в состав Русской Церкви. Приездом митрополита воспользовался игумен Харитон, чтобы объединить братство. Он предложил канонически принять валаамцев в Русскую Церковь, а в юридическом и административном порядке оставить в подчинении Финляндской Церкви.
Был составлен «Акт воссоединения братии Валаамского монастыря в Финляндии с Московской Патриархией», в котором было сказано «[…] исповедуем невольный грех, что, живя на территории Финского государства, не имея правильного представления о положении Церковного Управления в России, не смогли сохранить каноническую верность нашей Матери Церкви Российской и, следуя за своими архипастырями, отошли от нее частью в подчинение Константинопольского Патриарха, частью – Епископам Карловацкой группы и тем оказались невольными нарушителями церковного мира в самой Финской Православной Церкви и отщепенцами от Матери Русской Церкви».
Текст покаяния подписали игумен и все 127 братий. Владыка прочитал разрешительную молитву, и была отслужена Всенощная. Счастливое братство престарелых уже монахов наконец-то объединилось в молитве. Так произошло воссоединение.
Обращаясь к пророчеству преп. Анатолия, следует отметить, что искусными в духовной жизни, заметившими ухищрения врага, оказались именно Валаамские старцы и монахи.
Иг. Харитон скончался 27.10.47 г, приняв перед смертью великую схиму. Последние две недели перед кончиной он ежедневно принимал Святые Тайны и тихо и мирно отошел ко Господу. Но пример схииг. Харитона и его новостильного братства это не правило, а скорее исключение. Господь явил им великую милость, помиловал их – сподобил перед смертью покаяться. Их спасла Иисусова молитва, делание которой было высоко поставлено на Валааме. Но смогут ли покаяться современные новостильники, если, не дай Бог, на Всеправославном соборе будет введен новый стиль? При нынешнем всеобщем упадке духовного делания на это рассчитывать не приходится. Тогда стоит ли рисковать своим спасением? Пусть каждый монах задаст себе этот вопрос и найдет ответ.
Николай Светлов

Список литературы:
1. Шевченко «Введение нового стиля в Валаамском монастыре в 20-30-е годы прошлого столетия». Электронная версия.
2. Проф. Н. Глубоковский ««Война и мир» в Финляндской Православной Церкви». Электронная версия.
3. Сайт «Антимодернизм». Герман Аав.
4. Сайт «Антиэкуменизм». Преп. Анатолий Оптинский «Из письма к духовному сыну».

 

<!-- [if gte mso 9]> <!-- [if !mso]> st1\\:*{behavior:url(#ieooui) } <!-- [if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-theme-font:minor-fareast; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi;}





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.