главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Антиэкуменический катехизис: Об изменении богослужебного языка



Этот Катехизис составлен Оптинским игуменом Симеоном (Лариным) (1918–2016). Сам старец считал этот труд соборным, потому что при его написании много советовался с оптинскими и афонскими отцами. Вероятно, по этой причине на обложке издания указаны в качестве составителей монахи и Оптиной пустыни, и Святой Горы Афон. Работать непосредственно над Катехизисом отец Симеон начал в 1995 году. Примерное окончание работы датировано 2000-м годом. Мы продолжаем публикацию этого актуального и необходимого труда – «О надежде. Глава тринадцатая. Об изменении богослужебного языка»

О НАДЕЖДЕ.
 Глава тринадцатаяОБ ИЗМЕНЕНИИ БОГОСЛУЖЕБНОГО ЯЗЫКА.
  
Вопрос: Как изменение богослужебного языка связано с экуменизмом?
Ответ: «Служение» на разговорном языке является недопустимым новшеством, которое нарушает благоговейное отношение к богослужению и способствует утверждению других антицерковных реформ, общая цель которых – создание экуменической антихристовой лжецеркви.

Вопрос: Как следует относиться к заявлениям экуменистов о том, что «вопрос о языке – это не есть вопрос догматический и канонический»?
Ответ: Как к лукавому стремлению слуг антихриста представить вопрос изменения богослужебного языка несущественным. Церковно-славянский язык является неотъемлемой частью церковного предания Русской Православной Церкви. На нем совершались и совершаются богослужения 1000 лет. О Церковном Предании же Святые Отцы говорят: 
«Упрашиваем же и народ Божий, язык свят, крепко держаться церковных преданий. Ибо и в малой мере отъятие того, что предано [древностью], как бы камней из строения, очень скоро ниспровергает и все здание» (Преп. Иоанн Дамаскин. Первое защитительное слово против порицающих святые иконы); 

«Есть предание – больше не ищи ничего» (Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на 2-е Послание к Фессалоникийцам. Беседа 4, 2); 

«В делах же веры и благочестия чем что старее, тем лучше, или даже – старое-то и есть самое верное. Конечно, неизменным должен оставаться только дух, но и во внешнем выражении сего духа очень многое так существенно и близко к духу, что коснуться его нельзя иначе, как с ущербом для самого духа. Дыхание, например, есть внешнее выражение жизни. Но дышит человек с самого сотворения все одним и тем же воздухом. Такого же рода все почти и во внешнем облачении нашей веры и Церкви. Здесь очень мало такого, что можно сравнить с покроем платья или образом шитья его. Да и какая нужда изменять, например, рисунок иконы или ноты в напевах, особенно когда старое созидает, а новое разоряет» (Свт. Феофан Затворник. Сборник слов и проповедей о Православии с предостережениями от погрешений против него. Слово пред козловскою паствою (предостережение пред увлечениями новизнами)).

Вопрос: Сторонники русификации богослужений настаивают на реформе под предлогом любви к ближним – немощным братиям и сестрам, не способным понять и познать Слово Божие на незнакомом им церковно-славянском языке. Не является ли это веским доводом в их пользу?
Ответ: Нет, не является, поскольку любовь к ближним не должна предпочитаться любви к Богу. Аще бы человеком угождал, – говорит святой апостол Павел, – Христов раб не бых убо был (Гал. 1, 10). Экуменисты же признают высшей ценностью не Бога, а человека. Поэтому они и стремятся приспособить не жизнь людей к вере, а веру к человеческой жизни, угождают не Богу, а людям. 

«Душе боголюбивой свойственно подчинять Божественному все человеческое» (Свт. Григорий Богослов. Слова. Слово 18, сказанное в похвалу отцу и в утешение матери Нонне в присутствии св. Василия, к которому обращено вступление к данному слову); 

«И духовное действие может причинить великий вред, когда совершается не для Бога» (Свт. Иоанн Златоуст. Полное собрание творений cвт. Иоанна Златоуста. Т. 1. Ч. 2. Слово на новый год); «О любви человеческой можешь ли ты сказать, что она есть Бог? Да не будет!» (Преп. Симеон Новый Богослов. Слова. Слово 62. Творения и гимны. М., 1999). 

Более того Сам Господ наш Иисус Христос учил народ притчами. Без притчи же не говорил им, а ученикам наедине разъяснял все (Мк. 4, 34). Так и богослужение понятно тем, кто хочет быть учеником Христовым. А для этого необходимо потрудиться: выучить не только язык, но и символизм каждой части богослужения.

Вопрос: Экуменисты ссылаются также на «миссионерскую необходимость». Якобы, услышав в храмах обычную Русскую речь, люди будут посещать богослужения, и чуть ли не 80% населения России сразу станут активными прихожанами РПЦ. Реально ли это?
Ответ: Нет, эти фантазии экуменистов опровергнуты жизнью. Как известно, Второй ватиканский собор (1962–1965) разрешил католикам переводить традиционную Тридентскую латинскую мессу на национальные языки и заменять старые богослужебные тексты вновь составленными. 

В результате введение в обиход новых переводов мессы и отказ от намоленого за многие столетия латинского языка богослужения не привели в католические храмы новых людей. Напротив, это оттолкнуло огромную часть постоянных прихожан, для которых латинский язык означал преемственность традиций и древней культуры римской конфессии. Так, например, на воскресных мессах в крупнейших католических соборах Франции и других западноевропейских стран верующих почти нет. В некоторых странах здания древних соборов и кирх сдаются в аренду под увеселительные заведения, т. к. служить мессы в них не для кого. 

Вопрос: Нередко экуменисты хвалят церковно-славянский язык и говорят о необходимости его сохранения в таком духе: «Что вы, что вы, мы не против церковнославянского. Мы просто хотим сделать его более понятным, немного обновить, исправить отдельные слова и выражения». Можно ли принять предложенный ими компромиссный вариант – «новославянский» язык?
Ответ: Сама приставка «ново» уже обличает их обновленческие тенденции: в Церкви все, что ново, является обновленчеством. 

Кроме того, «незаметное» подтачивание церковно-славянского языка изнутри гораздо более опасно, чем полный перевод богослужения на Русский язык. Ибо последнее, несомненно, сразу оттолкнет большинство верующих, а первое (т. е. русифицированный «новославянский») может быть замечено ими не сразу. 

Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас (Мф. 24, 4); «Скрытное лукавство вредоноснее предъявленного»; «Лукавство есть изобретательность на злые умыслы, когда человек, прикрывшись чемто добрым и предлагая это другому, как приманку, тем самым приводит в исполнение свой умысел» (Свт. Василий Великий).

Вопрос: Как же решить проблему непонимания церковно-славянских богослужебных текстов современными людьми?
Ответ: Многие активно изучают языки: английский, немецкий, французский, даже китайский, детей с раннего возраста заставляют запоминать иностранные слова. А язык, от которого зависит участь души, знать не хотят. 
Но для того чтобы спасти душу, необходимо приложить усилия: Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12); «Даждь кровь и приими дух», – учат преподобные Оптинские Старцы. 

Надо потрудиться, чтобы спастись. Кроме того, «непонятность» церковно-славянского богослужения заключается не только в языке. Богослужение Православной Церкви содержит в себе всю догматику Православного вероучения. Посему богослужение действительно непонятно для тех, кто не знает основ Православного учения и Церковной, Библейской истории. Следовательно, желающим понимать церковно-славянское богослужение людям надо воцерковляться.

Продолжение следует

Источник: Газета «Православный Крест» №22(238) от 15 ноября 2019 года





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.