главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Свт. Феофан Затворник о заблуждениях католиков и протестантов



О КАТОЛИЧЕСКОМ ЗАБЛУЖДЕНИИ

Скорбь от нападков Запада утихла было у меня. Теперь возобновлена и еще с большею силою. Скажу вам наскоро две, три мысли. По виду у нас с римскими католиками много сходства: догматы те же, кроме новых, изобретенных ими о происхождении Святого Духа и  недавний  о непричастии Божией Матери первородному греху. У них также догмат  и главенство папы. Таинства одни; но они у них почти все изменены в форме и разнятся ею не только от Восточной Церкви, но и от своих древних чиноположений. У них и Вечерня, и Утреня, и Литургия, и другие молитвенные службы церковные, как и у нас...

Но если рассмотреть, как все бездушно и даже безсмысленно! Когда проследить подробности, то явно всякому, как далеки они от истины

Лукавые пропагандеры смущают общим обзором, скрывая разности. Те же разности, кои слишком выдаются, они смягчают кривотолкованием. 

Например, у Гагарина... «У вас,  говорит он,  не определено соборно, как веровать о происхождении Святого Духа; потому для вас верование об исхождении Святого Духа и от Сына есть частное мнение, которое, принимая кто-нибудь, никак не подлежит суду своей Церкви». Видите ли софизм? А разве постоянное верование Церкви, что Он не исходит от Сына, не есть голос Церкви? Когда не принят их догмат, разве этим не сказала вся Церковь, что не должно верить ему? А собор, бывший при патриархе Фотии и папе Иоанне VIII, разве не анафематствовал принимающих исхождение Святаго Духа и от Сына? Потом все писания богословские на Востоке, все катехизисы что значат, как не выражение учения Православной Церкви? По всему сему верить, что Дух Святой исходит от Бога Отца, есть догмат обязательный, а верить по-латински, что он исходит и от Сына, есть уклонение от Церкви, ересь. Утвердитесь против сего софизма.

Говорят еще: «Что мешает верить происхождению Святаго Духа и от Сына? Это не уничтожает вашего догмата, а прибавляет к нему новую истину; знать же пять истин, конечно, лучше, нежели знать четыре». Каковы уловки! Хорошо к истине прибавить истину, а если ложь прибавляют, то искажают ее. Горечь, подлитая к меду, губит мед. Суд написан строгий тем, кои прибавят.

Такими и подобными софизмами они сглаживают слишком резкие разности. Я думаю, простого смысла достаточно к тому, чтоб разобрать хитрость. Они сего и говорить не станут знающему, а так наудачу бросают мыльные пузыри на воздух, авось кто-нибудь заглядится.

Оторвали меня и надолго... Забыл, что хотел еще сказать. Да, вот что! Дух католичества земной. Церковь у них и по-ихнему есть политическая корпорация, человеческими силами и средствами поддерживаемая, каковы: инквизиция, индульгенции, с видимою главою. Православная Церковь есть духовный союз всех во Иисусе Христе и чрез Него взаимно между собою. Церковь невидимо правится Господом и направляется к своему концу. У них ведет ее папа, и куда?!! Довольно пока.

Господа ради, берегитесь духов сих лестчих, и других охраняйте. Потрудитесь прочитать: «Правда вселенской Церкви», «Слово Православного католичества» А. Н. Муравьева. И на французском: «Question religieuse d’Orient et d’Occident». Москва, 1857. Там все разъяснено хорошо...

Господь да сохранит вас и благословит всех всяким благословением.

РАЗЛОЖЕНИЕ ПРОТЕСТАНТСТВА

Особенное мне удовольствие доставляет ваше откровенное изложение своих недоумений. С удовольствием же берусь и сказать вам слово-другое.

Вы пишете: «в письме не ясно мне, кто эти православные, которые собирались между собой и установляли порядок верования? Какой они имели авторитет? Кто они такие были?»

Я писал только об Апостолах, как установителях порядков веры, жизни, управления, Таинств, и всего, что есть в Церкви. Апостолы вполне организовали Церковь во всех частях церковной спасительной жизни. И все это введено ими в жизнь христиан, и как жизнь и дело передавалось из рода в род.

Пастыри и учители после Апостолов суть только блюстители Апостольских преданий и учреждений. У каждого Апостола было по нескольку ближайших учеников, с ними неразлучно бывших и усвоивших во всех частях Апостольскую премудрость. Эти их ближайшие ученики были их преемниками в управлении Церквей и в блюдении всего Апостолами преданного. В Церквах Палестинских, в Антиохии, в Тарсе, в Ефесе, Смирне, в Колоссах, в Филиппах, в Солуни, в Коринфе, в Афинах, в Александрии, в Риме, и во всех прочих местах, где были Апостолы, после них остались пастырями их ближайшие ученики. – Это мужи Апостольские.

Никому в голову не придет подумать, чтобы кто-нибудь из сих учеников позволил себе отступить от Апостольских постановлений. Они и на деле оказывались верны им.

Мужи Апостольские, по примеру и заповеди Апостольской, правя Церковью, в то же время воспитывали при себе таких мужей, которые бы после них могли занять место их, и продолжать блюсти Апостольские учения и порядки. Эти вторичные преемники в свою очередь воспитывали третичных и так далее.

Все Апостольское, таким образом, переходило из рода в род жизнью и делом. Апостолы все, что предали, ввели в жизнь – умственную, нравственную, семейную, и во все виды жизни. Жизнь от жизни загоралась, и жизнь Апостолами заведенная блюлась.

Вот вам образчик. Св. Поликарп Смирнский был ученик Св. Иоанна Богослова, Св. Ириней ученик Поликарпа. Св. Поликарп мученически скончался около 60 годов второго столетия. Св. Ириней прожил до начала третьего столетия. Это не единственный конечно пример. И можем положить, что вторичные преемники перенесли сохранно Апостольское предание до 3 века. А третичные до половины и конца его.

Сим путем Апостольское Предание сохранилось бы, если бы никто не писал из сих преемников. Но писатели скоро начались и когда писали, –преимущественно писали, как предано было. Оттого, читая писания св. Отцов второго века, видим Апостольские слова и обороты речи, Апостольские на все воззрения, а цитатов почти нет.

От чего? Оттого, что все они были блюстители Предания. И умствовали, и писали, как предали Апостолы каждой Церкви.

Апостольские Писания собраны в книгу в конце первого века, при св. Иоанне Богослове. А списки их распространились к концу второго века. Оба эти века христиане питались преимущественно Преданиями.

Вы понимаете предание – как передавание из уст в уста. А оно было передание из жизни в жизнь, из дела в дело.

Скажу простой пример – как столько веков хранится одинаковый образ плетения лаптей, печения хлебов. Дети делом перенимают у отцов и матерей, – и передают своим детям.

Христианство – не учение, а жизнь. И самое учение его входит в жизнь, как определенный образ, воззрение на все сущее и бывающее.

Бывают школы, в которых влиятельный наставник передает свои учения впечатлительно. И потом это учение заседает в школе и тянется века. Тем паче это уместно в Христианстве.

Потом все порядки христианские, и веровательные, и жизненные, и освятительные, вошли в писания отеческие, и закрепились.

Мы чтим отеческие писания ради того, что в них блюдется Апостольское предание, которое узнается в общем согласии всех их.

Таким образом третий век чрез третичных преемников мог передать Апостольское Предание четвертому веку. В четвертом веке мы видим вполне все, что мы теперь имеем, в писаниях Отцов, хотя все оно по частям есть и в 3 и во 2 веках. 

Извольте теперь общее иметь наведение: Греческая Церковь верно соблюла Апостольское предание и передала его нам. Это Апостольское наследие – у нас.

Источник: Информационное агентство «Информ-Религия»





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.