главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

В Минске станет больше обновленческих белорусскоязычных богослужений



В Беларуси скоро станет больше белорусскоязычных православных служб. Об этом сообщила в Facebook активистка расширения белорусского языка в церквях Наталья Гаркович по итогам встречи с митрополитом Минским и Заславским Павлом, Патриаршим Экзархом всея Беларуси.

«Митрополит полностью дружелюбно и с пониманием отнесся к проблеме, подчеркнул, что если люди хотят молиться по-белорусски, нельзя им отказывать, можно служить хоть каждое воскресенье. Спасибо ему большое», — отметила модернистка.

В частности, с 16 декабря 2018 г. в 9:00 восстанавливаются белорусскоязычные богослужения в церкви в микрорайоне Сухарево на улице Янковского, 2.

Также 7 января в 9:00 праздничная Рождественская Литургия будет служиться в центре Минска — в Духовной академии. Не исключено, что воскресные обновленческие службы будут ежемесячно и в других, помимо Сухарево, храмах.

Напомним некоторые печальные факты церковно-государственных отношений в Белоруссии и ползучей богослужебной реформации в Белорусской Православной Церкви.

Примерно до 2009 года Белорусская Православная Церковь, имеющая статус Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви, пользовалась преимущественной поддержкой белорусских властей. Белоруссия в официальных документах и государственных средствах массовой информации именовалась православной страной, патриарший Экзарх митрополит Филарет был удостоен звания «Героя Белоруссии».

Однако начиная с 2009 года ситуация стала меняться. Стремясь добиться поддержки Евросоюза, которая «уравновесила» бы влияние России, А.Г. Лукашенко начал налаживать отношения с Ватиканом и Мальтийским орденом. В официальных оценках религиозной ситуации в Белоруссии стали появляться новые акценты. Практически исчезло упоминание о Белоруссии как о православной стране. Теперь государственные СМИ именуют Белоруссию не иначе как «страной межконфессионального согласия». Участились переговоры и встречи белорусских властей с представителями Ватикана.

Католики ведут в Белоруссии безпрецедентное по масштабам строительство костёлов, которые возводятся почти во всех райцентрах и даже на востоке республики, где ранее как католиков, так и их храмов, практически никогда не было. При этом подписать разрешение на возведение нового храма может только президент страны.

Католическое засилье сказывается и на положении дел в Белорусской Православной Церкви. Отдельные либеральные иерархи и представители клира, следуя примеру католиков, явочным порядком отказываются от церковнославянского языка и переходят в богослужениях на язык белорусский (не имеющий сколько-нибудь широкого хождения в Белоруссии). В некоторых храмах чтение паремий, Апостольских Посланий и Святого Евангелия совершается не только на современном русском, но и на белорусском языке. Это - прямой разрыв с тысячелетней духовной традицией Православия.  


Очевидно, что в Белорусской Православной Церкви имеет место практика ползучей обновленческой реформации. Некоторые белорусские иерархи открыто благословляют частичное упразднение церковнославянского языка на церковных службах.

В той или иной степени белорусский язык вместо церковнославянского уже используется в самых разных приходах БПЦ. Например, службы на белорусском языке проходят в Свято-Петро-Павловском соборе Минска, в Борисо-Глебском Коложском храме Гродно и в церкви во имя преподобной Евфросинии Полоцкой в Ивенце. Во многих храмах на службах читается белорусскоязычное Евангелие, проводятся молебны на белорусском.

При этом начавшаяся тихая ползучая русификация и белорусификация церковнославянских служб является лишь переходным этапом для окончательного перевода богослужений Белорусской Церкви на национальный язык. Лучшего способа ускорить «расползание» Русской Церкви на национальные автокефальные сегменты - сегодня не придумать.

Ответить на вопрос, кто надоумил руководство БПЦ и УПЦ заняться языковым реформированием в своих ведомствах, - несложно.

В 1994 году по инициативе митрополита Минского и Слуцкого Филарета был сформирован новый состав Библейской комиссии БПЦ, который работает уже около 20 лет. На белорусский язык были переведены все Евангелия, а также Деяния Апостолов. Сегодня комиссия занимается не только переводом Библии. Например, уже издан второй вариант белорусскоязычного православного молитвослова. Причем, это не перевод церковнославянского варианта. Основой для белорусского молитвослова послужил греческий вариант, дополненный несколькими канонами из греко-католических (униатских) изданий на белорусском языке. Вместе с тем, на белорусском языке издан и карманный вариант Литургии свт. Иоанна Златоуста.


Не будем забывать, что белорусы - это единый с русским славянский народ, который без труда воспринимает церковнославянский язык в богослужении. После распада СССР, с начала 1990-х гг., белорусские епархии, употребляя этот язык в богослужении, вовсе не отвратили от себя свою паству, а напротив - ее приумножили, о чем свидетельствуют статистические отчеты. Значит, церковнославянский язык отнюдь не является тормозом роста и укрепления Церкви. Более того, развитие России и Белоруссии за последние два десятилетия показало, что среди наших народов преобладает тенденция к дальнейшему сближению, а не к размежеванию. Любое акцентирование «факта» наличия двух языков: русского и белорусского - применительно к богослужению - явится толчком к разделению двух братских народов.

Вероятно, белорусские церковные реформаторы мечтают путем таких обновленческих реформ пожать обильные плоды миссионерства. На самом же деле они разрушают сложившийся богослужебный строй, который достался им в наследие от их православных предшественников, переживших и униатство, и атеистический эксперимент (Белоруссия была главным полигоном насаждения атеизма в СССР), и фашистскую оккупацию, - и, однако же, сохранивших верность православным устоям, традициям, Священному Преданию.

Тема богослужебного языка напрямую связана с темой единства Церкви. Церковнославянский язык - это залог духовно-молитвенного единения чад Русской Православной Церкви, принадлежащих к разным народам - как славянским, так и неславянским. С другой стороны, это материальное воплощение нашей сопричастности поколениям предков, это матрица нашей ментальной и цивилизационной идентичности.

Очевидно, что если русский, белорусский и другие народы, объединяемые ныне единым богослужебным церковнославянским языком, утратят эту многовековую святыню, то произойдет уже никогда в будущем не восстановимый цивилизационный разлом между тремя ветвями единого Русского народа: русскими, украинцами и белорусами. Ведь до сих пор, заходя в любой храм в России, на Украине, в Белоруссии (а до недавнего времени и в Сербии), верующий человек соприкасался с единым богослужением, связывающим наши славянские народы, проникался чувством, что молится на языке наших предков, сохранявших для нас единое молитвенное славянское пространство. Теперь же эту цивилизационную скрепу церковного единства наших народов преступно и целенаправленно выдергивают.

Само название церковнославянского языка свидетельствует о его назначении: церковнославянский язык есть литургический язык народов славянского мира. Любой священник и простой верующий из стран, где церковнославянский язык является богослужебным, может совершенно свободно служить или молиться в храмах других славянских стран. В этом видится великий Промысл Божий о славянских народах.

Источник: Информационное агентство «Информ-Религия»





© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.