главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Будем едины в дарованном нам Господом смысле вечного времени


 Церковь Соборною называется потому, что находится по всей вселенной, от концов земли до концов ее, что она повсеместно и в полноте преподает то учение, которое должны знать люди» (свт. Кирилл Иерусалимский. Огласительные поучения, № 18, гл. 23).
    Единство Церкви – это некий мистический обруч, выковываемый во время совершения Св. Евхаристии; оно – не административное, не дисциплинарное, а литургическое. Форма и словесное содержание литургии предназначены для того, чтобы все Церкви могли совершать богослужение одинаково. И богослужебные книги на каждый месяц (минеи) содержат определенные песнопения и гласы ежедневного чинопоследования. Сколько усилий Святых Отцов потребовалось, чтобы установить праздничный календарь, и все это для того, чтобы между Православными Церквами была гармония, которая выражает внутреннее литургическое единство Православной Церкви, несмотря на существование множества Поместных Церквей.
    Когда в Греции и Румынии колокола созывают верующих в храм на празднование Рождества Христова, и певчие радостно воспевают «Христос раждается, славите!», миллионы наших братьев в остальном мире и на Св. Горе еще соблюдают Рождественский пост. Грусть и сердечная боль как следствие такой разобщенности заставляют подвергнуть внимательному анализу фатальную разницу в летоисчислении наших Церквей.
    Причина, вызвавшая решение мирских властей ввести в Греции и Румынии новый календарь, не астрономическая и не богословская. И вопрос заключается не в том, какой из двух календарей более точен. Здесь произошла капитуляция порабощенной государством церковной иерархии: единство Церкви было поставлено под угрозу в угоду политическим интересам.
    Введение нового календаря – это этап на пути к антихристианскому объединению. Начиная с 60-х гг. ХХ века, приверженцы нового стиля неоднократно поднимали вопрос о необходимости праздновать Пасху с католиками. Экуменизм всегда рассматривался последними как присоединение всех церквей к римскому престолу, а не к единству истины. Везде введению нового календаря предшествовало признание его догматической невинности, и это при полном игнорировании соборных анафем Восточных Патриархов в 1583, 1756, 1848 гг. А далее неизбежно возникнет вопрос о необходимости исправления неудобств в Типиконе, связанных с несовместимостью нового календаря и александрийской пасхалии, рассчитываемой по юлианскому календарю.
    Церкви, принявшие новый стиль, вынуждены пользоваться двумя календарями: новоюлианским (т.е. григорианским) – для непереходящих праздников и юлианским – для Пасхи и связанных с нею праздников, так как постановление Первого Вселенского Собора о дне Пасхи не соблюдено в системе нового календаря. Постановление Первого Вселенского Собора не имеет право отменить никакая инстанция, никакая власть. Его нарушение всегда остается антиканоническим действием, а попытка отмены – экклезиологической революцией, ломающей основы Церковного права.
    Превозносясь над Святыми Отцами, католики вслед за астрономами взялись исправлять то, что Церковь на протяжении нескольких веков берегла как зеницу ока. Исправляя мнимые ошибки Святых Отцов относительно равноденствия, они стали неправо учить о Церкви, как могущей ошибаться, нарушив догматическое учение о ее святости. За период от Рождества Христова до Первого Вселенского Собора равноденствие сдвинулось на 2 дня. Это было известно как астрономам того времени, так и Святым Отцам (некоторые из которых, например, Василий Великий, сами были блестящими астрономами), лишь повторившим определение 7 Апостольского правила на Первом Вселенском Соборе: «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон св. день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновать будет, да будет извержен от священного чина».
    Не для того Божественный Дух совместно с Апостолами, Вселенскими Соборами и Святыми Отцами устанавливал канонические истины, чтобы их потом исправляли и отменяли как несовершенные и ошибочные. Именно в этом повинна римо-католическая церковь, которая в прямое нарушение и упразднение канонических правил в 1805, 1825, 1854, 1903, 1927 и во многие другие годы праздновала Пасху одновременно с пасхой иудейской. В силу новой пасхалии у католиков бывают годы, когда их пасха не только совпадает с пасхой иудейской, но и приходится ранее, как было в 1839, 1840, 1842, 1843, 1845, 1849, 1850, 1856, 1891, 1894 и многие другие годы, а в 1921 г. католическая пасха пришлась почти на месяц раньше иудейской (11 марта – 10 апреля), нарушив тем самым исторический ход пасхальных событий.
    Принятие нового стиля недопустимо не только во всей его полноте, но даже и в компромиссной форме, как, например, празднование только непереходящих, неподвижных праздников по новому стилю. Смешанный календарь влечет за собой нарушение других церковных уставов, означенных в Типиконе определенными границами времени, в пределах которых празднуются подвижные праздники Четыредесятницы (как, например, обретение главы св. Иоанна Предтечи, празднование Благовещения), расчеты, связанные с длительностью поста свв. Апостолов Петра и Павла (который сильно сокращается, а то и упраздняется совсем при праздновании Пасхи 20–25 апреля), смещение дней неподвижных праздников при новом календаре). Утверждать, что нарушение Типикона не является тяжким грехом, было бы ошибочно, т.к. Типикон исходит от Православной Церкви, принят ею как одна из основополагающих книг и есть не что иное, как голос Матери нашей Церкви, в которую, «как в богатую сокровищницу, Апостолы и Святые Отцы положили все, что принадлежит истине» (Св. Ириней Лионский).
    Поэтому вполне понятно, почему Православная Церковь так решительно и ревностно противилась этому антицерковному новшеству с самого введения календарной реформы папой Григорием ХIII в 1582 г. В этом же году Вселенский Патриарх Иеремия II вместе со своим Синодом осудил новое римское летоисчисление как несогласное с Преданием Православной Церкви. В 1583 г. 20 ноября Церковный Собор при участии Патриарха Иеремии, Патриархов Александрийского Сильвестра и Иерусалимского Софрония осудил григорианский календарь как противный канонам всей Вселенской Церкви; а празднование Пасхи одновременно с католиками, отречение от установлений Православной Церкви о постах и применение уставов церкви римской назвал изменой Православию и отступлением от святоотеческих заветов, гибельным для чад Православной Церкви. Об этом решении было сообщено Вселенским посланием всем Восточным Церквям, митрополиту Московскому Дионисию, Церкви Ионийских островов. В течение последующих трех веков, с XVII по XIX, многие Вселенские Патриархи решительно высказывались против григорианского календаря. В их числе: Кирилл II (1633–1639), Парфений I (1639–1644), Каллиник II (1688–1693), (1694–1702), Паисий II (1726–1733), Кирилл V (1748– 1757), Агафангел (1826–1830), Григорий (1835–1840), (1867–1871), Анфим VI (1845–1848). Все они смотрели на этот календарь как на характерное новшество в целой системе папских нововведений, как на орудие завоевательной политики в отношении к Автокефальным Восточным Церквам.
    В 1902–1904 гг. представители Православных Автокефальных Церквей – Константинопольской, Иерусалимской, Греческой, Российской, Сербской, Болгарской и Румынской – высказали официальное отрицательное решение вопроса о реформе церковного календаря по мотивам вероисповедным. Всероссийский Церковный Собор 1917–1918 гг. категорически утверждал пагубность всякого сближения с григорианским стилем, отдавая предпочтение юлианскому. В 1923 г. Русская Православная Церковь снова подтвердила решение Собора 1917–1918 гг. и отказалась принять в церковно-богослужебную практику григорианский календарь, не взирая на понуждавшую ее богоборческую власть большевиков.
    Поистине злым гением Греческой Православной Церкви в этом отношении явился незаконно восшедший на Константинополький престол Мелетий Метаксакис (с 1909 г. состоявший в Константинопольской масонской ложе под № 44). Сторонником Метаксакиса в деле реформации Греческой Церкви был Афинский архиепископ Хризостом I (Пападопулос), еще в 1908 г. изгнанный вместе с ним из пределов Иерусалимского Патриархата самим Патриархом. В 1923 г. созвав псевдовсеправославное совещание, на котором присутствовали всего 9 человек (6 епископов, 1 архимандрит и 2 мирянина, а Русская Церковь, составляющая 2/3 православного мира, не имела ни одного представителя), он принимает решение ввести «новоюлианский» календарь, который до 2800 года совпадает с григорианским. В награду за принятие нового стиля румынские клирики получили от Мелетия статус Патриархата. Патриархи Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский осудили незаконные действия Мелетия, а постановления конгресса определили как «близкие к схизме и ереси».
    Избранный на Афинский престол в том же году под давлением мирских властей Хризостом принимает постановление о переходе на новый стиль и грозит неподчинившимся отлучением. Желающие спастись покидают Грецию, и для многих, не принявших это нововведение, начинается путь исповедничества. Хотя среди греческих епископов и нашлись несогласные, все же они не решаются открыто исповедовать Истину. Лишь в 1935 г. три митрополита официальной Греческой Церкви перешли на старый стиль и сразу же попали под запрет от новостильного Патриарха. Образовалась схизма «Истинная Православная Церковь Греции», и епископы, и митрополиты, и клир переходили в нее из Официальной Элладской Церкви и обратно. Началась смута. Возникшие разделения дали возможность греческим обновленцам оправдывать свое отступление: «Лучше выбирать единство Церкви, чем календарь». Такой безосновательный довод и сейчас приводится в Греции сторонниками нового календаря. Проповедуя метод большинства, экуменисты распространили ложное мнение, что почти все православные перешли на новый стиль, а старостильными остались лишь четыре Церкви: Иерусалимская, Русская, Грузинская и Сербская. Однако эти четыре Поместные Церкви представляют в общей сложности 85–90% православных всего мира.
    «Кто возбуждает среди братий разделения и соблазны, нарушая апостольские определения, тот отступил от истины», «а празднества, будучи незаконными [совершаемые не в определенное им время], хотя бы и были совершаемы с добрым расположением – безполезны» (свт. Афанасий Великий. Празднество Пасхи). «Попытка римо-католической церкви в XVI в. при папе Григории ввести новый, „научный" стиль привела лишь к созданию псевдонаучного и противоканонического стиля, ибо вопрос о стиле научно неразрешим. Старый стиль – символ единения христиан во всем мире; а новый стиль – символ бунта, революции, разъединения христиан» (архиеп. Феофан Быстров. Краткие канонические суждения о летоисчислении. Церковный вестник, 1929 г.).
    Не нужно считать следование папистскому календарю чем-то несущественным. Православный юлианский календарь – это Предание, а как таковое мы должны хранить его, иначе мы попадем под анафему. «Аще кто отметает любое Предание, писаное или неписаное, да будет анафема», провозглашает Седьмой Вселенский Собор.
    В этом вопросе мы должны либо согласиться с Соборными постановлениями, осуждающими новый стиль; либо признать, что Православная Церковь с XVI в. находилась в крайнем заблуждении, анафематствуя новый месяцеслов и пасхалию, более того, была слепой на протяжении семнадцати веков, совершая богослужение и празднуя Пасху по юлианскому календарю. Последнее будет нарушением догмата о святости Церкви и хулой на Святаго Духа, пребывающего в ней. «Совершая богослужение по чину, который ведет начало от лет древних и соблюдается во всей Православной Церкви, мы имеем единение с Церковью всех времен и живем жизнью всей Церкви» (свт. Тихон. Послание № 1575 «О недопустимости нововведений в церковно-богослужебной практике»).

Проповедь, произнесенная  в День Торжества Православия






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.